Mobile menu

 

 

Елена СТЕПАНОВА,

журналист, член Союза писателей России

Где еще в Москве можно посмотреть хоть какой спектакль про родину, рвущий сердце? Скандальные уже и до Большого театра докатились... И вот идут изголодавшиеся по чему-то стоящему, большому и великому на спектакли по пьесам Владимира Фёдорова, которые ставит Андрей Борисов, потому что знают: Борисов за фальшивку не возьмется, а Фёдоров плохого не напишет.  Его истории щемят сердце, застилают глаза, проникают в кровь. Вы же помните "Созвездие Марии", по которой крупнейшая в России кинокомпания "КАРО Продакшн" сейчас снимает фильм?!

И вот везут спектакли – постановки Борисова – в Москву, и те, кто уже знаком с этим тандемом, бегут смотреть очередной шедевр – отвести душу! Такое и в Москве случается, да. Правда, раз в пять лет, когда Русский академический драмтеатр приезжает в Белокаменную на Дни Якутии и показывает совершенно потрясающие вещи, и люди готовы стоять два с половиной часа, чтобы досмотреть до конца.

Вот такая грандиозная премьера нового спектакля по пьесе "Алмазный крест", написанной по благословению якутской епархии специально к 220-летию со дня рождения Святителя Иннокентия Вениаминова, миссионера, апостола Сибири и Америки,  состоялась на закрытии Дней Якутии.

Почему у пьесы такое название? До революции алмазный крест, укрепляемый клобуке архиерея, был одной из наград, которую подносил правящим епископам государь. Но для этого мало стать высоким церковным иерархом - нужно было поистине совершить особый подвиг, приняв на свои плечи тяжелейший крест ответственности  и отческой заботы за огромной епархией. Алмазы же означают высокое духовное совершенство и особенную твердость веры. И Святитель Иннокентий Вениаминов прошел это подвижнический путь от простого священника до митрополита Московского.

В спектакле "Путь Святителя" режиссер задействовал кроме Русского еще четыре театра: Саха театр, Национальный театр танца, Театр Олонхо и Театр юного зрителя. Очень масштабное эпическое полотно развернулось на сцене Экспоцентра, такое же фундаментальное, как, наверное, сама фигура Святителя.

Зритель видит, как из молодого семинариста Ивана Попова (весьма правдоподобен в этом образе был Евгений Кузьмин), вырастает личность Иннокентия Вениаминова (а эта роль легла на плечи Александра Лобанова, директора Русского драмтеатра). Личность, готовая на подвиг, и этот путь начался уже тогда, когда он решился на край неизведанный, дикий, необжитый. На Аляску. Ехать, когда никто не соглашался, потому что это равно самоубийству (одна вероятность кораблекрушения чего стоит). Ехать, не смотря ни на что. И даже на  малых чад да на жену, да на мать, да на брата.

Четырнадцать месяцев занял путь по воде, полный смертельной опасности: это и сейчас непросто, а тогда... Двадцать дней на одномачтовом суденышке, едва выдерживающем напор бурной стихии, больше тысячи километров на лошадях, почти два месяца на шлюпе Охотским морем, где жестокие штормы – обычное дело...

Колоссальный труд проделан драматургом, чтобы воссоздать жизнь Святителя даже по имеющимся в его распоряжении "Запискам об островах Уналашкинского отдела" самого священника, собранию сочинений Святителя, изданных, по-моему, по инициативе якутской епархии,  и другим источникам. Ведь для того, чтобы написать пьесу, пришлось перевернуть гору литературы, прорезать толщу 220, покрытых пылью и плесенью лет и, смахнув всю эту вековую пыль, увидеть человека, каким он был, что делал такого, чтобы впоследствии быть канонизированным церковью за труды и благие дела. 

Скажу больше, Фёдорову ведь на какое-то время надо было самому попытаться стать Святителем - чтобы понять его характер и объяснить, почему он поступал так, а не иначе. А еще  "составить" ему круг общения и обрисовать и эти характеры. И сколько здесь нашлось потрясающих упоминаний, известных имен! Митрополит Филарет, Василий Жуковский, император Александр II, великий князь Константин, Софья Перовская и даже  (будь он неладен) террорист Каракозов...

Да, в спектакле возникает и революционная тема: покушение в 1866 году на императора социалистами (вот как долго зрела революционная ситуация). 

И Марина Слепнёва так проникновенно сыграла роль жены священника, протоиерея Иоанна, что в прямой рост встала женская тема: подвиг женщины, которая - не покорно, нет, но из великой всеобъемлющей любви, - следует за своим мужем, рискуя жизнью своей и жизнью детей, и, в конце концов, погибает...

Понимаете, она ведь всех перегероила. До этого Марина Слепнёва была блестящей Марией в "Созвездии Марии" по Федорову. Но если Мария Прончищева отправилась в опасный путь за своим мужем и вслед за ним от любви к нему умерла, так у нее и не было никого, кроме них самих и любви. Также жены декабристов - с детьми-то никто не отправился! А тут - столько ребят - полнейшее безумие, да и только!

Да безумие ли это? Уверена, нет, не безумие, а только лишь вера мужу, безмерная, безграничная вера, как в Бога, и она может быть основана только на огромной-огромной любви, не иначе. Недаром же Иоанн, которого известие о страшной трагедии настигло в Санкт-Петербурге, кается, что повинен в погибели...

Вот отчего он принимает постриг... 

А кто из нас, сегодняшних женщин, способен так слепо следовать за мужем своим, так ему доверять? Значит, разглядела она в нем что-то большее, чем в других, развидела его величину?

 Есть в пьесе и другая больная тема, на которой драматург довольно подробно останавливается. Это продажа Аляски. Зритель видит и с ужасом понимает, как продали Русскую Америку за два гроша... Обидно.  

Уверена, о спектакле будет еще много  обсуждений. Сейчас надо просто заметить: он состоялся, он эпохален, и с этим можно поздравить авторов. 

Но невозможно не выразить восхищение способностью Андрея Борисова обыгрывать любое пространство. Казалось бы, совсем неприспособленная сцена Экспоцентра. Никаких тебе кулис. Декорациям негде стать. Нет, и тут выкрутился, нашел выход: формат 《3-д》 заменил любые декорации и фоны! И на экране ходили корабли, стучали поезда, летали чайки... Здорово! А перед зрителями все же проплывали - то каяк с шаманом Иваном Смиренниковым, в образе которого пребывал великолепный Ефим Степанов, то матушка Екатерина с малыми ребятами, пребывавшими во Царствии Небесном...

А какие роскошные массовые сцены поставил Борисов: тут и русские народные масленичные гуляния, и якутские танцы по случаю прибытия  Святителя в Якутск, и другие. Спасибо режиссеру, который представил нам и алеутов, и аляскинских колошей, да и вообще, погрузил в XIX век.

И вышел очень даже продвинутый, яркий, красивый спектакль, с шикарными костюмами, потрясающей сценографией и такой великой историей, каких еще, пожалуй, не было. Ну, уж про священнослужителя это точно такая первая история.  И точно: сделанная с благословения Божьего.

В добрый путь, история! Спасибо тебе, Русский театр, каждый раз - за радость общения!