Mobile menu

 

 

Пьеса-сказка

На праздник Вальпургиевой ночи, который на этот раз проходит не на традиционной немецкой горе Блоксберг, а на ледяном сверкающем куполе Гренландии, и не весной, а в преддверии зимы, слетается нечисть со всего света.

Действующие лица: 

Дед Мороз

Санта Клаус

Чисхан, властелин стужи, хозяин Полюса холода.

Паккайне, карельский Морозец.

Харчаана, внучка Чисхана, его помощница.

Сурт, огненный тролль, король вулканов.

Фогги, королева серых туманов.

Карра, болотная ведьма.

Сюллюкюн, якутский водяной

Чакля, золотой гном Санта Клауса.

Лаби, юное чудовище озера Лабынкыр.

Рудольф, волшебный олень Санта Клауса.

 Картина первая

На праздник Вальпургиевой ночи, который на этот раз проходит не на традиционной немецкой горе Блоксберг, а на ледяном сверкающем куполе Гренландии, и не весной, а в преддверии зимы, слетается нечисть со всего света. Гремит неистовая музыка. Какие-то ведьмы, черти и призраки, согреваясь,  отплясывают на заднем плане, а на «посадочной площадке» последних и самых важных для него гостей встречает распорядитель бала Огненный тролль Сурт. Гости влетают со всех сторон и представляются.

 Фогги (Сурту, жеманно). Королева серых туманов Фогги. (Показывая на свои призрачные одежды.) Извините, что  не по сезону! Ах, в какие дали и льды вы нас зазвали, проказник! Никогда не бывала в Гренландии!

Сурт. В интересах дела, очаровательная мадам! Зато какой здесь танцпол! Добро пожаловать на танец! Согревайтесь.

Карра (бесцеремонно). Ведьма Карра. Привет, тролль! Ну и холодрыга тут у тебя! Похуже, чем у нас в России! Да и времечко выбрал никудышное! (Начинает пританцовывать, чтобы согреться.) Холодрыга!

Сурт (тоже бесцеремонно) Проходи, проходи. Не ворчи, так надо.

Сюллюкюн (с ощущением собственной значимости). Сюллюкюн, главный якутский водяной. Спасибо за приглашение, господин Тролль! (Оглядывается по сторонам.)  Прямо, как у нас на Большой наледи.

Сурт (уважительно). Очень похоже. Будьте любезны, дальний гость!

       Едва последние гости успевают включиться в веселье, как Сурт хлопает в ладоши и останавливает танцы. Не всем это нравится – без движенья совсем холодно, но приходится подчиняться хозяину праздника.

 Сурт. Минуточку внимания, дамы и господа! Вы, наверное, думаете, зачем я вас собрал на шабаш не на нашей любимой и теплой горе Блоксберг, а в  холодной Гренландии, да еще перед самой зимой…

Нечисть (дружно возмущаясь, не давая Сурту договорить). Зачем?! Зачем?! Для чего?! Заморозить собрался?!

Карра. Нашел местечко! Холодрыга! Думала, погрею косточки на шабаше…

Фогги. Шалунишка!

Сюллюкюн. Своя наледь, однако, дома есть. Холод тоже есть…

Сурт. Спокойнее, господа, прошу вас, дамы…

Нечисть (не успокаиваясь). Зачем?! Да если бы мы знали!.. Да мы бы сроду сюда ни ногой! Испортил праздник! Простудил!

Сурт (грубо, во все горло). Молчать! Молчать и слушать! (В установившейся тишине.) Главная задача  шабаша – это не наплясаться вдоволь, а вместе придумать столько злых дел, чтобы хватило на весь год! Правильно я говорю?!

Нечисть. Правильно! Правильно! Верно!

Сурт. А можно придумать одно общее дело, но очень громадное и очень зловредное!

Нечисть. Правильно! Верно! Правильно!

Сурт. Вот поэтому я вас и собрал в Гренландии! Чтоб своими глазами все увидели и своими мозгами сообразили. Что у вас под ногами?

Карра. Холодрыга!

Нечисть. Лед!  Холод! Лед!

Сурт. Не просто лед, а три километра льда! Огромная ледяная шапка на макушке Земли.

Нечисть.  Ух ты! Да неужели! Три километра льда! Это ж надо!

Сурт. И если растопить весь этот лед, то вода в морях и океанах по всей Земле поднимется на высоту двухэтажного дома!

Карра. Ну и что?

Нечисть. Ну и что? Ну и что? Нам-то чего от этого?

Сурт. А то, что большего зла для людей даже придумать невозможно. Представляете, вся Англия уйдет под воду, от Японии одна гора Фудзияма останется,  Не будет ни Нью-Йорка, ни Парижа, ни  Петербурга, про Лондон я уже не говорю! Это получше любой войны!

Нечисть. А мы?! А мы?! А мы где веселиться будем?! Куда на шабаши летать? Где людишек пугать?!

Сурт. Ваша любимая гора Блоксберг как раз и останется вместо всей Германии.

Нечисть. А людишки тоже в горы полезут! Полезут! Побегут!

Скурт. Пусть бегут, а я их на этих горах  своим вулканами как бабахну! Я же Огненный тролль, повелитель всех вулканов! Да я их испепелю! Да я их лавой сожгу! Да я!.. Я!..

Фогги. Нет-нет, повелитель, я не согласна: как же мои знаменитые серые лондонские туманы?! Как мой любимый ядовитый смог?!

Сурт. Да твоих туманов в сто раз больше станет! Вся земля от воды туманами покроется! А от вулканов они еще ядовитее станут!

Карра. А болота, мои любимые болота?! Их же тоже затопит!

Сурт. Старые затопит, но зато новых в два раза больше станет.

Сюллюкюн. А мои подводные владения, богатства мои…

Сурт. В десять раз увеличатся!

Сюллюкюн (мечтательно). В десять раз…

Сурт. Вот именно! (Не давая всем опомниться.) Маэстро, музыку, бал продолжается! (Бросается танцевать, увлекая других.)  

 

Картина вторая

 Санта Клаус в своем домике возле лапландской сопки Корватунтури, что в переводе означает «ухо», с помощью  огромного вращающегося уха слушает весь мир. Рядом с ним Золотой гном Чакля, который, бросая золотые слитки в огонь, превращает их  в подарки для детей. Главный олень Санты – красноносый Рудольф укладывает подарки в свои сани. Санта,  общаясь с гномом и оленем,  одновременно поворачивает ухо,  «настраиваясь на связь» с дедами морозами разных стран.

 Рудольф (Чакле, показывая на ухо-локатор Санты). Эх, Чакля, мне бы такое ухо, ни один волк не был бы страшен!

Чакля. Это ухо слишком велико для тебя, Рудольф. Это же целая  Корватунтури! Волшебная Ухо-Гора! Только Санта с его огромным опытом может с ней управится.

Рудольф. А правда, дедушка, что тебе уже полторы тысячи лет.

Санта. Правда, Рудольф, чистая правда. Даже немного побольше. Я ведь родился еще в Древнем Риме.  (Кричит в ухо.) Санта Клаус на связи! Санта Клаус на связи! Дед Мороз, ответьте!  (Прислушивается, ожидая ответа.)

Рудольф. Но в Древнем Риме же очень тепло. Как ты там не растаял?!

Санта. А я там был еще не старым морозным дедом, а добрым мальчиком Николаем который помогал всем детям…

Дед Мороз (прорываясь в эфире и прерывая разговор).  Великий Устюг на связи. Дед Мороз слушает.

Санта (радостно). Привет, коллега! Как дела, как мороз, как вьюги?

Дед Мороз. Все замечательно. Мороз уже потрескивает, вьюги оживают, подарки детям готовятся!

Санта. Рад за тебя. Обнимаю! До связи.

Дед Мороз. До Нового года!

Рудольф (мечтательно). Да, в России  уже настоящая зима…

Чакля. Где уже настоящая зима, так это в Якутии, у Чисхана.

Санта. Точно. Давай-ка его послушаем. (Кричит в ухо.) Санта Клаус на связи! Санта на связи! Полюс холода, ответьте! Оймякон, ответьте! Чисхан, откликнись!

Чисхан (появляясь в эфире).  Полюс холода на связи!

Санта. Как там у вас, Чисхан, уже приморозило?

Чисхан. Да нет, Санта, тепло пока, в шубе ходить жарко -- всего минус сорок. Ждем с Харчааной настоящих морозов.

Рудольф. Ничего себе тепло! Ничего себе жарко!

Чакля. Да у них минус шестьдесят бывает!

Чисхан (слыша его и поправляя). Минус семьдесят. Да только, жаль, не часто. Ну, ничего, вся зима еще впереди, дождемся. И вам желаю хороших морозов! До связи!

Санта. До связи! (Поворачивая ухо.) Сейчас мы с Пэр-Ноэлем поговорим из Парижа, потом с Белым Старцем из Бурятии, потом…

 Внезапно в эфир врывается Гренландия. Гремит неистовая музыка, звучит радостный визг и улюлюканье танцующей нечисти, которая празднует свою будущую победу. На этом фоне слышны довольные выкрики главных героев шабаша.

 Сурт. Мы победим! Да здравствует планета вулканов!

Фогги. Ура всемирному туману! Долой солнце!

Сюллюкюн. Слава великому подводному царству!

Карра. Да здравствуют новые болота! Смерть жалким людишкам! Ур-ра! Ур-р-ра!

Сурт (хлопая в ладоши и останавливая веселье). Извините, господа, но праздник закончен. Через пять минут по местному времени взойдет солнце. В целях вашей безопасности прошу покинуть танцпол. Фогги, Карру и Сюллюкюна приглашаю завтра  в двенадцать ноль-ноль на закрытое совещание. Спокойного утра, господа! Я надеюсь на вашу поддержку!

Санта (озадаченно). Вот это сюрприз! Что же они такое надумали? (Бормочет под нос.) Туманы, вулканы, болота…

Чакля. Не иначе, как очередную гадость и против людей, и против  нас затеяли. Чего еще можно ждать от Тролля и его злодейской компании?!

Рудольф. Судя по их счастливым голосам, они затеяли не просто гадость, а бо-о-льшую гадость!

Санта. Вот-вот. Надо непременно им помешать, надо остановить злодеев! Значит, так: ты, Чакля, быстренько пробирайся своими подземными ходами прямо в Ирландию, пещеру Тролля на вулкане и потихоньку разузнай все их коварные планы. А ты, Рудольф, скачи во всю прыть к моим самым верным и самым могущественным друзьям -- сначала к Деду Морозу в Устюг, а потом к Чисхану в Оймякон. И обо всем расскажи им с глазу на глаз. Я бы по  эфиру передал, но нельзя – любая летящая ведьма подслушает.  Вперед, мои юные друзья!    

 

Картина третья

 Начинается «закрытое совещание»  в резиденции Сурта на вулкане. На стене пещеры висят два скрещенных огненных меча. Где-то в углу мерцает огнем жерло вулкана. Время от времени Сурт то играючи фехтует мечами, то подходит к жерлу и греет руки. В воздухе висит зловещая тишина, чувствуется обстановка секретности.  Тем не менее гном Чакля сумел пробраться в пещеру и потихоньку наблюдает  из темного угла, как начинают обсуждать свои делишки Сурт, Фогги, Карра и Сюллюкюн.

 Сурт. Итак, господа, главная цель у нас одна – расплавить льды  Гренландии и утопить Землю. Но каждый должен сделать для этого собственное злодейство. Я не зря попросил принести ваши секретные планы в письменном виде – чтобы никто не смог подслушать и проболтаться раньше времени. Действия наши должны быть быстрыми и неотвратимыми!

Фогги. Вот мой планчик, на этой изящной флэшечке. Я полагаю, что надо бы…

Сурт. Т-с-с! Тихо!

Сюллюкюн (протягивая длинный свиток). А вот мой план, господин Тролль. И мои пожелания о вознаграждении после победы. Я бы хотел…

Сурт. Ни слова вслух! 

Карра (стыдливо). А мой… А мой план… Как же я его напишу, если я  писать не умею… И компьютером пользоваться тоже не умею. Всю жизнь в болоте… Хотя план у меня очень хороший! Я думаю, надо будет…

Сурт. Тихо! (Берет флэшку Фогги, свиток Сюллюкюна прячет их в сундук. Машет рукой, подзывая Карру, а потом и остальных.) Давай на ухо. На ухо давайте. (Заговорщики собираются вокруг Сурта,  начинают что-то горячо ему шептать сразу в оба уха и показывать жестами.)

Сурт. Хорошо! Замечательно! А над этим надо подумать… Итак, господа, предложения интересные. Но перед нами стоит две главных задачи. Первая – захватить волшебную шкатулку Санта Клауса, ведь именно в ней… (переходит на шепот.) И еще  главнее --  Магический Кристалл Холода, который хранится… (Снова переходит на шепот.) 

          Сидящему в засаде гному, конечно же,  не слышно самого главного, и он подбирается все ближе и ближе, пока не попадается на глаза Карре.  Ведьма с криком -- «Караул, шпион!» -- бросается на Чаклю. Следом за ней  на него наваливаются остальные.

 Сурт. Попался, шпион!

Карра. Ловко я его заметила!

Сюллюкюн. Не уйдешь, лазутчик!

Фогги. Какое коварство!

Сурт (тряся гнома за плечи). Говори, кто тебя подослал?!

Чакля. Никто, я сам. Я случайно в вашу пещеру попал. Шел своей подземной дорожкой – и попал.

Сурт. Меня не обманешь! (Узнавая Чаклю и обращаясь ко всем.) Да это же главный Золотой гном Санта Клауса! Сам  Чакля к нам пожаловал!

Карра. Шпион!

Сюллюкюн. Лазутчик!

Сурт. А ну говори, зачем тебя Санта к нам подослал?! Он что, о нашем плане пронюхал?!

Чакля. Н-нет! Нет!

Сурт (подтаскивая гнома к  жерлу вулкана). Или говори, или я тебя сейчас сброшу в вулкан и расплавлю на капли!

Чакля (в панике). Не надо! Не надо!

Сурт. Говори!

Карра. Говори, шпион!

Сюллюкюн.  Отвечай, лазутчик!

Чакля (не выдержав). Санта, Санта меня послал… разведать. Он знает, что вы что-то плохое затеяли… (Всхлипывает.)  но не знает, что…

Сурт. Уже хорошо, что не знает. А когда узнает – будет уже поздно! (Хватает Чаклю и начинает засовывать в сундук, куда спрятал флэшку и свиток.)  Посиди-ка здесь, дорогой шпион!

Фогги. А зачем он нам теперь, он же все рассказал. Я бы лично его в вулканчик сбросила…

Карри. Правильно – в вулкан шпиона!

Сюллюкюн. Зачем в вулкан, лучше на костре его расплавить, в слитки перелить  -- он же золотой. Во-он какой тяжелый.

Сурт. Спокойно, господа! Когда мы победим, он будет добывать для нас золото, и добудет в сто раз больше, чем весит сам.

Карра. Правильно!

Сюллюкюн. Какая мудрость.

Сурт. А пока пусть посидит в сундуке  с секретными файлами.  Вот только надо сундук этот уменьшить (Делает волшебные пасы, уменьшая сундук) и спрятать где-нибудь понадежнее, пока мы Санта Клауса с Чисханом будем навещать. А то следом еще какой-нибудь гном-шпион заявится и утащит Санте.  А гномов у него полным-полно.

Фогги. Может, его в туманы упрятать…

Сюллюкюн. Может, в мое подводное царство унести…

Карра. Нет, нет! Я! Я! Я его спрячу надежнее!  Всех дальше спрячу – в самой далекой и самой болотистой тундре! На самом-самом Севере!

Сурт. Хорошо, Карра, забирай.  Ну, господа, пора и за дело! Вылет через пятнадцать минут. Дорогие дамы, попрошу не опаздывать! 

  

Картина четвертая

Владения Деда Мороза  в  Нижнем Устюге. Дед Мороз в своей ледяной избушке собирается на обход зимнего леса – покряхтывая, одевает шубу, подпоясывается поясом, пробует посох – крепок ли. Чувствуется, что у него  побаливает спина.  В это время раздается стук в двери.

 Паккайне (из-за двери). Можно к вам, дедушка?

Дед Мороз. Можно-можно, мил человек.

Паккайне (входя и кланяясь). Здравствуйте, дедушка.

Дед Мороз. Здравствуй, добрый молодец!  

Паккайне. Как здоровье, дедушка?

Дед Мороз. Да вот вчера оттепелью спину чуть прихватило. А так замечательно… А ты кто таков будешь?

Паккайне. Паккайне я, карельский морозец.

Дед Мороз (приглядываясь). Что-то не помню я такого. Французского Пэр-Ноэля  знаю, немецкого Ниманда тоже, шведского Йолотомтена не раз встречал, монгольского Увлин Увгуна видел, с бурятским Белым Старцем ни раз за столом сиживал… А вот Паккайне… Первый раз слышу. Да и больно уж  молод.

Паккайне. Так ведь молодость, говорят, не порок, дедушка! Такой вот я -- молодой да веселый. Вы все деды на морозе кряхтите да скрипите,  а я – пою, пляшу да шутки шучу! (Пускается в пляс, выделывая коленца.) А морозцем  стал, потому как зимой посреди леса родился. Матушка моя с батюшкой  из Олонца-града  с ярмарки  возвращались, да не успели. Прямо в санях на свет появился! Вот меня и назвали Паккайне, что по-нашему, по-карельски означает «Морозец». С того дня мне самые лютые холода нипочем стали. А уж на коньках да лыжах никто за мной угнаться не мог!..

Дед Мороз. Ну, ладно, ладно хвастать. Видел бы ты меня годков пятьсот назад! И помоложе тебя бы в хвосте оставались!.. Ты лучше расскажи, зачем пожаловал?

Паккайне. Да в ученики хочу попроситься на месяц-другой. Сам же говоришь, молод больно, опыта не хватает. Хочу вот у старца мудрого  уму-разуму  морозному поучиться. Для того к тебе, дедушка Мороз,  в Великий Устюг и пришагал. Без малого три недели шел:  то болота приходилось обходить – не проморозил, то озера огибать – больно лед оказался тонок, а то и вовсе возле реки ледостава пришлось ждать. Замаялся, если честно.

Дед Мороз. Эх, молодо-зелено! И впрямь поучить тебя надо. (Оживляясь и забывая про боль в спине.) Покажу, покажу я тебе, как ледяной мост через любую реку построить, как по любой топи дорогу ледовую  вмиг проложить. Не царское это дело – преграды обходить! Хотя… хотя… и я в твои годы не все морозные тайны да уловки знал.

Паккайне. А сколько лет вам, дедушка? Говорят, вы даже Санта Клауса лапландского намного старше?

Дед Мороз. Да годков на пятьсот. Только не старше, мил человек, а опытнее. Уже две тысячи лет российской зимой правлю. А с  Сантой мы друзья давние. Каждый новый год вместе отмечаем. Я его еще с той поры знаю, когда он не Морозом, простым епископом был, в монашеском одеянии  подарки ребятишкам разносил. В шубу-то красную он уже потом наряжаться стал, когда на Север переселился. И оленей там же завел… Да, многое я перевидал на своем веку, много всего переморозил-переметелил. Ох, и набрался опыта! Теперь, и впрямь, не грех с тобой кое-чем поделиться.

Паккайне. Опыт, оно дело понятное. А главная твоя сила в чем, дедушка?

Дед Мороз. В посохе волшебном, конечно.  (Демонстрирует посох.) К чему я ни прикоснусь им – все сразу  леденеет – и деревья, и ручьи, и озерца. Только и слежу, как бы ненароком зверька какого или путника ночного не задеть, не превратить в ледышку. Крутану я свой посох – и завьются вьюги, потрясу – снега посыплют. Вот он каков!  (Гладит посох с любовью.) А у тебя, что, и посоха нет?

Паккайне. Нету. Мне вроде при моих-то  годах и моих-то ногах (выделывает коленце) неловко как-то на посох опираться. Девки засмеют, замуж не пойдут. Я уж пока лучше (машет рукой) – десницей-рукавицей поморожу-постужу, в белый иней обряжу, в белой вьюге закружу, всех вокруг перепляшу…  (Выделывает коленце и озорно оглядывается по сторонам.) А где же внучка твоя,  Снегурочка? Говорят, она у тебя такая красавица?

Дед Мороз. Не только красавица, но и умница, послушница, добрая душа.  Первая мне помощница. Вот и  нынче отправил ее к больной девочке с лекарствами да подарками в деревню дальнюю. Завтра вернется, познакомишься.

        Обрывая Деда Мороза на полуслове, в дом врывается запыхавшийся олень Рудольф,  вручает хозяину пакет и бессильно валится на лавку.

 Рудольф. Вот, дедушка, строчное письмо от Санта Клауса! Кажется, нас всех ждут большие неприятности!

Дед Мороз (читая письмо). Опять этот злобный Тролль! Опять эта Карра! Надо срочно что-то делать! Ах, если б знать, что они затеяли! (Протягивает письмо Паккайне, тот читает, негодуя без слов.)

Рудольф. Ну, вы пока соображайте, а я помчался к Чисхану, надо и его предупредить,  пакет от Санты передать.

Дед Мороз. Постой-постой, ты  и так еле жив. А представляешь, сколько отсюда до Полюса холода?! 

Рудольф. Представляю. С трудом.

Дед Мороз. Давай-ка поступим так: ты возвращайся потихоньку домой в Лапландию, а к Чисхану поеду я. И  безо всякого письма все ему расскажу… (Возвращает Рудольфу конверт.)

Рудольф. Да, так, наверное,  будет лучше и быстрее.

Паккайне. Дедушка, можно, я с вами?!

Дед Мороз. А, пожалуй, и можно.(Рудольфу).Мы с Паккайне на моей волшебной тройке за день долетим, я дорогу в Оймякон хорошо знаю. Заодно и с Чисханом  все обговорим, он мороз мудрый, плохого не присоветует. (Окончательно забывая про боль в спине.)  Ну, Паккайне, кажется, твоя учеба начинается.  (Вспомнив.) Да, Снегурочке надо записку оставить, чтобы не потеряла. (Что-то пишет на листке бумаги и торопливо выходит на улицу.) Счастливого пути, Рудольф, будь осторожен, передавай привет Санте! За мной, Паккайне, быстрее в сани! В Оймякон!

Паккайне (подхватывая). На Полюс холода!

 

Картина пятая

 Полюс холода Оймякон. Чисхан с Харчааной в своей ледяной сказочной пещере. В глубине пещеры горит-сияет Магический Кристалл Холода. Харчаана, присматривая за ним, внимательно протирает кристалл меховой рукавичкой. Чисхан сидит на ледяной скамье, вырезая из дерева (или льда) фигуру Лаби.

 Чисхан (между делом поучая внучку). Ты, Харчаана, за нашим волшебным кристаллом повнимательней следи…

Харчаана. Да я и так, дедушка, глаз с него не свожу!

Чисхан (продолжая).Смотри, чтоб ни снегом его не присыпало, ни инеем не затянуло…

Харчаана. Да я его только что рукавичкой протерла.

Чисхан. Это хорошо. В нем, внученька, весь холод Земли хранится, вся волшебная сила морозов и снегов, все полярные сияния. Разобьется или погаснет кристалл, -- и пропадет холод на всей Земле. Большая беда наступит!

Харчаана. Да я помню это, дедушка, помню…

Чисхан. И про остальное не забывай. Помни, мое дело морозить, а твое – укрывать. Хорошо ли цветы да травы снегом присыпала?

Харчаана. Хорошо, хорошо, дедушка. Как теплым одеялом накрыла. И норки горностаевы, берлоги медвежьи, логова лисьи снегом пушистым присыпала. Деревья все вокруг в наряды белые нарядила…

Чисхан. Умница. Настоящей помощницей растешь.

Харчаана. Ты вот все время говоришь, что без холода беда наступит. А может, это только нам с тобой так кажется? Может, и не нужен он вовсе ни людям, ни зверям? Посмотри, как они весной  теплу радуются!..

Чисхан (откладывая свою работу, поднимаясь и произнося с убежденностью целую речь). Теплу-то радуются, да только без холода им не прожить. Представляешь, что станет с  белыми медведями и моржами в Ледовитом океане, если там вдруг растают льды? А с пингвинами в Антарктиде?! Они же просто погибнут! А как в нашей Якутии без ледовых дорог машины смогут добраться до дальних селений?! В каких ледниках люди мясо и рыбу хранить будут, как устоят их дома на сваях, если растает вечная мерзлота?! А как без твоего снега, который потом в воду превращается, земля урожай давать будет? Да и ребятишки без холода не смогут ни с горки покататься, ни мороженого попробовать. Без холода все болота растают, все реки пересохнут, пустыни от жары выгорят! Нет, без холода, внученька, никак нельзя! Холод и в небе, и в космосе. Холодом даже лечить стали, болезни из людей вымораживать. Недаром эти болезни меня обходят. Вон, погляди,  (приободряется картинно), столько лет на земле живу, а еще сама звезда Чолбон, первая красавица неба, на меня сверху засматривается…

Харчаана (посмеиваясь). Да ты у нас еще хоть куда! Герой!.. Помню, когда я еще маленькой была, ты мне перед сном рассказывал,  как ты властелином стужи, хозяином  Полюса холода стал. Рассказал бы еще раз, а то я уже забыла… А я бы для тебя кёрчих с голубикой приготовила. (Взбивает мутовкой сливки для кёрчиха, добавляет ягоды.)

Чисхан. Кёрчих с голубикой – это хорошо! Балуешь ты меня, внучка. Ну, ладно, слушай… Чего только люди обо мне ни придумывали… Когда-то, в глубокую старину, они путали меня с огромным мамонтом. Считали, что с наступлением морозов этот мамонт, которого называли еще водяным быком, выходит из Ледовитого моря и несет с собой холод, а весной в это же море возвращается и спит в самом глубоком месте до новой зимы…

Харчаана (подавая Чисхану ледяную пиалку с кёрчехом). Кушай на здоровье, дедушка!

Чисхан. Спасибо, внученька!  Вкусно-то как!... Так вот, прошло еще несколько веков, и люди стали назвать меня Быком мороза. Теперь я будто бы стал выходить осенью из того же Ледовитого моря огромным белым быком с голубыми пятнами на боках и выдыхать холода через свои ноздри. После Нового года, в последний день января, я будто бы начинал терять морозную силу, и  у меня отламывался первый рог. В феврале, по их словам,  я терял второй рог. В марте – голову. А потом и вовсе разваливался на куски и уплывал вместе с ледоходом на север... Чего только эти люди ни придумают!

Харчаана. Да уж, на выдумки они мастера!

Чисхан. Тебе ли рассказывать, что на самом деле я  круглый год живу вот здесь, на самом Полюсе холода, в урочище Оймякон. Не зря же как раз тут, возле нашей с тобой ледяной пещеры  и был самый сильный мороз – минус  семьдесят один градус! Помню, как тогда все вокруг от стужи трещало. Удовольствие, да и только!.. Минус семьдесят один!...

Харчаана (поправляя). Минус семьдесят один и две десятых, дедушка.

Чисхан. Верно-верно, у тебя память лучше. Хотя в старину, когда о градусниках никто и не слышал, морозы, думаю, и посильней бывали.

Харчаана. Может быть…А что ты тут такое вырезаешь? (Подходит, берет и разглядывает фигурку.)

Чисхан (объясняя). Лаби вырезаю. Маленькую внучку нашего чудовища из озера Лабынкыр. Сама знаешь, это чудовище и Лабынкыр, и  наш Оймякон на весь мир прославило. Те, кто видел его, сказывают, что  похоже оно на… на…

Харчаана (подсказывая с улыбкой). На динозавра.

Чисхан. Вот-вот. Громадное. Сам не раз слыхал от рыбаков и охотников. Говорят, хищное больно  – то оленя проглотит, то собаку охотничью поймает. А внучка его Лаби – совсем другой уродилась – добрая, говорят,  очень…

Харчаана (улыбаясь). Да это же все легенды, дедушка, сказки это. Вот ты столько лет в наших краях прожил, а видел сам хоть единственный раз это чудовище?!

Чисхан. Ну, раза два-три  видел издалека что-то большое и похожее на чудовище… Хотя, признаюсь, не уверен… Но люди-то видели!

Харчаана. Вот так же и видели! Что-то заметили на озере -- то ли рыбину большую, то ли просто корягу плывущую, а остальное потом  присочинили. Знаю я этих рыбаков-охотников! Та сам же говорил, чего эти люди только не выдумают!

          В то время как Харчаана иронично комментирует выдумки о чудовище, вокруг жилища Чисхана бродит, украдкой заглядывая в окна и щелки настоящая живая Лаби.  Ей очень хочется познакомиться с Харчааной и Чисханом, понравиться им, но она не может найти повод, да и боится их испугать. Заслышав издалека бубенцы и топот копыт  приближающейся тройки, Лаби быстро  скрывается.

 Чисхан. И все равно оно есть. А Лаби (любовно гладит вырезанную фигурку)… Лаби очень хорошая и добрая…

         Харчаана пытается снова что-то ему возразить, но в этот момент  к  ледяной пещере подлетает тройка с Дедом Морозом  и Паккайне. Чисхан и Харчаана выходят встречать гостей.

 Чисхан (радостно). Никак дорогой гость, сам Дед Мороз к нам нежданно-негаданно прикатил! (Обнимает Деда Мороза.)  Рад, рад  тебя видеть! Добро пожаловать в Якутию!

Харчаана. Здравствуй, Дедушка Мороз!

Дед Мороз. Здравствуй, здравствуй, Харчанушка!

Чисхан (переводя взгляд на Паккайне.) А это что за молодец с тобой? Внук, наверное?!

Дед Мороз. Ученик мой. Карельский морозец  Паккайне.  

Чисхан (протягивая руку Паккайне). Ишь, в какую даль не побоялся забраться, смелый, однако. Рад и тебя, молодец, видеть на земле Оймяконской. Вот, познакомься, моя внучка Харчаана.

Паккайне. Очень приятно, здравствуйте!

Харчаана (смущаясь перед молодым человеком). Здравствуйте…

Чисхан (Деду Морозу). Ты за холодом к нам прибыл, или просто погостить заглянул?  Холода-то еще настоящие не наступили, земля всё никак не остынет. Видно, лето было слишком жаркое. Как ни стараюсь, а градусник ниже пятидесяти не хочет показывать! Ну, ничего, еще декабрь впереди, январь… Свое возьмем!.. Да что я все о делах, да о делах!.. Сейчас мы тебя с учеником строганинкой накормим, холодными сливками угостим,  брусникой мороженой…

Дед Мороз. Не торопись с угощением, Чисхан. Не в гости я к тебе, -- по делу серьезному. Тролль Огненный со своим дружками  на днях всю нечисть собрал в Гренландии, и какое-то новое зло  вместе с ними задумал. Огромное зло! Но какое – неизвестно. Поостеречься нам надо да силы морозные вместе собрать. Эх, кабы догадаться…

Чисхан. Давно я этого злодея знаю. Он и у нас в Якутии десять тысяч лет назад пытался вулканы расшевелить, извержения устроить. Да не вышло, приморозил я ему пятки, убрался на юг. Какое  же теперь он зло задумал? Может, снова хочет лавой да пеплом всю Землю погубить?..

Дед Мороз. Кто его знает, у него и для других мерзостей прислужников хватает. К слову сказать, у меня до сих пор в горле от дыма першит  -- от самой Москвы и почти до Урала  торфяные болота горят. Уж не его ли помощничков дело?..

         Пока деды морозы рассуждают о злодействах Тролля Сурта, Паккайне и  Харчаана начинают с интересом переглядываться  -- опасность не властна над молодыми сердцами. Но вот Харчаана отводит свой взгляд в небо и  тут же замечает в нем летящую Карру.

 Харчаана. Ой, какая огромная ворона!  И в лапах что-то несет!

Паккайне. Сундук, сундук у нее в лапах!

Дед Мороз. Да это же Карра! Карра! Вороной опять обратилась!

Чисхан. Ведьма болотная. Небось от Тролля летит.

Дед Мороз. А что же в сундуке-то  у нее? Уж ни секреты ли какие злодейские?

Чисхан. Сейчас узнаем!

          Чисхан вскидывает свой посох и стреляет в ворону морозным зарядом. Раздается испуганное карканье Кары, свист падающего сундука, его удар о поверхность озера и треск проломившегося  льда.  Перепуганная ведьма поворачивает в воздухе и мчит назад.

 Чисхан. Совсем чуть-чуть, задел, однако. Глаз уже не тот…

Дед Мороз. А по-моему, ей хорошо досталось. Вон сколько перьев  вылетело, помчалась назад, как ракета.

Харчаана. Жалко, что сундук на Лабынкыр упал!

Паккайне. И под лед ушел…

Харчаана. Теперь  не узнать, что в нем было…

Чисхан. И ведьма к своим вернется, расскажет, как мы ее тут встретили. Жалко, не сбил злодейку!      

Дед Мороз. А может, в сундуке том и ничего важного для нас нет, может, одни зелья  до стекляшки ведьмины.

           Пока морозы и Харчаана сетуют по поводу утраченного сундука,  Лаби  быстро использует появившийся повод сделать добро дело и познакомиться с соседями.  Она достает со дна и несет им сундук. Подойдя сзади и пытаясь обратить на себя внимание, Лаби тактично покашливает. Все поворачиваются и на какой-то миг застывают --  Чисхан в восторге, Харчаана в изумлении, а Дед Мороз и Паккайне в некоторой боязливости. 

 Чисхан (первым приходя в себя, радостно). Я же говорил, она есть! Она живет в Лабынкыре!

Харчаана. И впрямь живая…

Дед Мороз (крестясь). Свят, свят…

Паккайне. Это же Несси… Настоящая  Несси…

Лаби. Извините, я ни Несси, а Лаби!

Чисхан (восторженно). Лаби!.. Настоящая!.. Да еще и говорить умеет!.. (Оборачивается к Деду Морозу и Паккайне.) Не бойтесь, она добрая.

Лаби. Да, никому не делаю зла. Я только хотела вам помочь… (Подтаскивает ближе сундук.) И хотела (смущается) … хуть-чуть… с вами… подружиться… Дедушка-чудовище забрался в пещеру на дне и спит уже лет десять, а мне одной скучно…

Чисхан. Конечно, мы подружимся, моя красавица.

Харчаана. И мне будет веселее. (Протягивает руку Лаби и подводит ее поближе ко всем.)

Тем временем Дед Мороз и Паккайне сбивают замок на сундуке, и оттуда в качестве сюрприза для всех выбирается гном Чакля, потрясая флэшкой Фогги и свитком Сюллюкюна, захлебываясь от возмущения и желания все рассказать. 

 Дед Мороз. Ба, да это же Золотой гном Санта Клауса! Как ты попал в сундук к Карре?!

Чакля. Неважно, как попал, главное, что я теперь знаю план Огненного Тролля. Он хочет растаять все льды Гренландии!

Дед Мороз. И… и… (догадываясь) … затопить Землю!

Чакля. Вот именно!

Харчаана. Какой ужас! Бедные островитяне! Бедные зверята!..

Паккайне (запальчиво).  Этого нельзя позволить!

Лаби. Какой он злой!

Чисхан. Гренландию растопить непросто будет, там на страже холода эскимосский дед мороз Юлетомте крепко стоит. Холода его моим совсем немного уступают…

Чакля. Так Троллю будут все злые силы помогать! (Потрясая флэшкой и свитком.) Вот они, их секретные  планы. Ведьма Карра и ее подружки подожгут все свои торфяные болота, весь болотный газ…

Дед Мороз. Уже подожгли! Сам видел!

Чакля (продолжая) …огненные сильфы запалят  под землей весь каменный уголь…

Чисхан. Вот, оказывается, почему земля у нас никак не остыть не может…

Чакля (продолжая) …водяные замутят все реки и моря, чтобы они стали черными и быстрей нагревались…

Лаби. Я не хочу плавать в грязной воде!

Чакля (продолжая) …сам Тролль растрясет все свои вулканы и устроит их извержение…

Харчаана. Неужели и наши горы тоже?

Лаби. И огненная  лава попадет в мое озеро Лабынкыр?! Ой, ой…

Чисхан. Пусть только попробует!

Чакля (заканчивая). А королева Фогги накроет своими серыми туманами  Землю  и не даст огню и дыму улететь в небо!  И наступит такая жара, что растают не только льды Гренландии, но и все ваши снега (показывает вокруг), вся ваша вечная мерзлота!... Вот такой коварный план.

Дед Мороз. Большего злодейства и представить трудно!

Харчаана. Ужас какой-то!

Лаби (всхлипывая). Я сварюсь прямо в озере…

Чисхан. Не бойтесь, внучки! Я не дам вас в обиду. (Смотрит на Деда Мороза и Паккайне.) Мы не дадим!

Дед Мороз. Не дадим!

Паккайне. Не дадим!

Чакля. А чтобы вы не смогли  победить их своим холодом, они задумали похитить или отнять у вас самое главное: у Санта Клауса – его волшебную шкатулку, у тебя, Дед Мороз, твой волшебный посох, а у Чисхана – Магический Кристалл.

Харчаана. Какое коварство!

Чисхан. А это мы еще посмотрим!

Дед Мороз. Надо быстрей предупредить Санту! Они доберутся  в его Лапландию скорее всего!

Паккайне. А как его предупредить?! Давайте я быстренько на тройке сгоняю!

Дед Мороз. Быстренько уже не получится. Тройка хоть и волшебная, но по земле скачет. А там сейчас сплошные дымы да пожары… Опередят тебя злодеи…

Чакля. Тогда давайте я. Мне болотные пожары не страшны. Я своими тайными подземными ходами бегом к Санте проберусь и обо всем расскажу. Тем более что я перед ним немного виноват…

Дед Мороз. Хорошо, беги. Ему, может быть, и помощь твоя потребуется.

Чакля. Ну, пока! (Ныряет в  пещеру и исчезает.)

Дед Мороз. Вот только успеет ли? Как быстро под землей ни беги, а расстояние-то тысяч десять километров, а то и поболее…

Чисхан. Есть у меня еще один способ. Может, как раз для такого случая. Им, кстати, гномы Санты в самых  безнадежных ситуациях пользуются.  Сейчас мы попробуем передать Санте хотя бы  самое главное…          

 Чисхан выносит из пещеры и берет в руку волшебный  кристалл, делает над ним другой рукой магические пасы, что-то нашептывая,  и не сразу, но на небе вспыхивает полярное сияние. Чисхан  направляет в  сторону сияния руку и, двигая ею, условными цветными вспышками и волнами передает Санте предупреждение о замысле злодеев.

 

Картина шестая

 Сурт, Кара, Сюллюкюн и Фогги появляются в доме Санты. Но уже поздно, друзья успели вовремя его предупредить.

 Сурт (врываясь в избушку с огненным мечом). Санта, на пол! Руки за голову!

Карра (хромая на одну ногу, размахивая вторым мечом). Сдавайся, несчастный снеговик!

Сюллюкюн. Деньги и ценности на стол!

Фогги. При сопротивлении будет применен ядовитый туман!

Сурт (понимая, что опоздали, зло сплевывая на пол). Ушел! Не успели! (Оглядывая комнату.) И волшебной шкатулки нет.

Сюллюкюн. И золота нету.

Фогги. Одни подарочки детские остались. (Берет в руки игрушку.) У-тю-тю…

Сурт (грубо вырывая у Фогги игрушку,  пиная и разбрасывая остальные подарки). Опоздали! Прозевали! Ушел, старый хрыч! (Зло оборачивается к Карре.) А это все из-за тебя! Проворонила секретные файлы! Шпионаврагу вернула!

Сюллюкюн. Из-за тебя всего лишились!

Карра (жалко оправдываясь). Да он же в озеро упал!.. Да я… Да на моем бы месте любой…

Сурт. Если сундук в озеро упал, то почему Санты дома нету?  Он, что, сам обо всем догадался?!

Фогги. Я же предлагала спрятать гнома и файлы в тумане, так нет, выискалась героиня!..

Сурт. В военное время за такие преступления… (Замахивается на Карру мечом.)

Карра. Не надо, господин Тролль! Я еще пригожусь! Я искуплю свою вину!.. Я… Я… Да я из-за чисхановского выстрела едва ноги не лишилась! (Начинает демонстративно хромать.)

 В это время Фогги обращает внимание на ухо-локатор  Санты и соображает, что можно попытаться им воспользоваться. Она машет рукой, подзывая заговорщиков к уху, и начинает медленно его вращать. Проходит немного времени, и ухо ловит Полюс холода.

 Чисхан (обращаясь к Санте). Добрался! Живой! Дай я тебя обниму!

Санта. Спасибо, что предупредил!

Чисхан. Не за что, мы же друзья!

Дед Мороз. Да мы бы и сами не знали, если бы Чакля нам все не рассказал. А ты молодец! Вырвался из их грязных лап!  Шкатулку-то спас?

Санта. Еле успел. Только ее волшебство и позволило спастись. Без этой шкатулки даже сам Рудольф не смог бы в небо подняться, а по земле мы бы и не доехали.

Дед Мороз (Санте). А Чакля-то успел до тебя добежать?

Санта. Не-ет… Я как принял передачу по сиянию, так и сразу к вам…

Чисхан. Но ничего, увидит, что тебя дома нет, и сюда вернется. Главное, что  теперь мы все вместе.

Сурт (зло ударяя по уху и обрывая разговор морозов). Вот и хорошо, что вместе. Всех вместе там и накроем.

Сюллюкюн (мечтательно). Гнома заставим золото добывать! Там, в Оймяконье, золота шибко много…

Карра (смелея). А на Рудольфе буду я ездить. Как пострадавшая во время боевых действий…

Сурт. Итак, слушайте новый план операции. Будем брать врага в его логове.

Карра (заискивающе). В логове, в логове! Брать! Врага! Внезапно!

Сурт. Помолчи. Ты свое над Лабынкыром откаркала. Это для тебя последний шанс!

Карра. Так точно! Слушаюсь!

Сурт. Начинаю снова. Ты, Фогги, насылаешь на них свой самый серый и самый ядовитый туман.

Фогги. Будет сделано, мой господин!

Сурт (продолжая). Мы с тобой, Карра, незаметно нападаем на них в  тумане с огненными мечами. Достаточно одного точного удара меча – и любой мороз сыграет в ящик!  Помни, твоя задача – посох Деда Мороза.

Карра. Есть! Так точно!

Сурт (продолжая). Ты, Сюллюкюн, должен как можно быстрее схватить и утащить волшебную шкатулку Санты, чтобы лишить его силы. Ну а  Магическим Кристаллом Холода займусь я лично. Не вздумайте к нему прикасаться – тут же превратитесь в ледышки!.. Всем ясно?!

Фогги. Ясно, мой господин.

Карра. Так точно!

Сюллюкюн. А можно шкатулку под воду забрать, ну,  домой?

Сурт. Ладно уж, можно. Забирай. (Смотрит на часы.) Через тридцать две секунды вылетаем!

 

Картина седьмая

Морозы строят ледяную крепость, готовясь к обороне. Им помогает Лаби, подтаскивая глыбы льда. Паккайне  неравнодушно поглядывает на Харчаану, пытаясь ей помогать. Дед Мороз, запарившись и готовясь к схватке, скидывает шубу, и под ней вдруг оказывается украшенный наградами мундир старого русского вояки, одолевшего за свою долгую жимзнь немало разных  врагов.

 Харчаана (глядя на Деда Мороза с восхищением).  Вот это да! Я и не знала, что вы такой герой! Столько наград!

Дед Мороз. Заслуженные. А кто помог Кутузову Наполеона победить в 1812 году! Если б не мои морозы, французы из России так быстро бы не пробежали!..

Пакаайне. Верно, наш прапрапрадедушка об этом вспоминал. Он у самого Дениса Давыдова служил! Прищемил ты тогда Наполеону хвост!..

Дед Мороз. И Гитлеру тоже. Обломал он зубы об мои холода.

Чисхан. Правду говоришь, так оно и было. Наши якуты сказывали, что твой холод твой для врагов пострашнее снарядов оказался. 

Паккайне. Жалко, я тогда еще совсем маленьким был, не успел повоевать! Но зато уж сегодня!..

          Паккайне скидывает свою шубейку, и под ней оказывается тельняшка десантника. Достает из кармана красной шубейки красный крабовый берет, надевает его на голову, производя впечатление на Харчаану. Впрочем, она тут же ныряет в  пещеру и выбегает назад в камуфляжке.  Санта вслед за ними тоже пытается скинуть свою короткую шубу, но под ней обнаруживается коричневая монашеская ряса Святого Николая с висящим на цепи большим нагрудным крестом. Подумав, Санта застегивает шубу снова.

Чисхан снисходительно смотрит на эти переодевания с высоты своего возраста и положения.

 Чисхан. Где-то и у меня кольчуга завалялась со времен Тыгына, да, думаю…

Харчаана (заканчивая за него) ...в век высоких технологий это только лишний груз.

Чисхан. Вот-вот. Лишний груз. (Пробует фехтовать своим посохом.) Нет, не забыл еще, не разучился.

Дед Мороз (тоже пробуя посох). Конечно, рука уже не та, но еще посох держит. Сейчас бы годков пятьсот скинуть, ох я бы и показал злодеям!

Паккайне. Ки-ай! (Тренируясь, разбивает ударом ладони ледяную глыбу.)

Харчаана (ему в ответ). Ки-ай! (Тоже разбивает глыбу.)

Чисхан (Харчаане, удивленно). Где это ты так научилась?! И одежду  эту я у тебя никогда не видел…

Харчаана. Виртуальная он-лайн-школа восточных единоборств. А форма – через Интернет-магазин.

Чисхан. Да я и слов-то таких не слышал, но вижу, что ты сумеешь за себя постоять.

Харчаана. Постараюсь…

Чисхан (задумчиво глядя вдаль, Санте). И сколько времени понадобиться теперь твоему Рудольфу, чтобы главных дедов морозов всей земли облететь да на помощь всех позвать?

Санта. Думаю, дня два понадобиться. Будем надеяться, что за это время злодеи еще сюда не явятся. А там и подмога подходить начнет.

Дед Мороз. Будем надеяться…

Харчаана. Да успеют морозы к нам на выручку, успеют. Не волнуйтесь. Да и мы все вместе – вон какая сила! Правда ведь, Лаби! (Поворачивается к Лаби  и обращает внимание, что с ней что-то не так.) Что с тобой, Лаби?

Лаби (устало и смущенно). Кхм… кхм… Я… Ты… Вы… меня простите, но я слишком сильно обсохла… Я не могу долго без воды. Моя кожа перестает дышать… Мне надо в озеро. Хотя бы ненадолго. Но если будут нужна помощь – зовите.

Харчаана. Непременно позовем!

Чисхан. Беги скорее в свое озеро.

Лаби (неуклюже удаляясь, уже издалека). Я с ва-а-а-ми-и, дру-у-узья-я-я!

          Лаби исчезает в озере, Морозы продолжают фехтовать своими ледяными посохами. А в воздухе становится все теплее и теплее. И вот уже слышится, как далеко-далеко в Гренландии, тая и обрушиваясь, грохочут айсберги. Гномы со всего мира начинают передавать Санте через полярное сияние тревожные сообщения.

 Санта (читая вслух). Во-да за-ли-ва-ет Лон-дон, то-нет Па-риж… (Реагируя на сообщение.)  Началось! Началось!

Харчаана. Беда, беда-то какая!

Дед Мороз. Теперь все будет зависеть только от нас!

Паккайне. Скорей бы он они здесь появились! Мы бы их встретили!

Чисхан (читая вслед за Сантой). Я-по-ни-я у-хо-дит под во-ду. О-ста-лась од-на го-ра Фуд-зи-я-ма. Все лю-ди в па-ни-ке бе-гут на го-ру…

Санта. Но они же все на ней не уместятся!

Паккайне. А что с моей Карелией?!

Санта (читая). То-нет Пе-тер-бург…

Дед Мороз (Паккайне).  Если Питер тонет, то и твоя Карелия тоже. Да и к моему Устюгу, наверное, вода подбирается.

Харчаана. Бедные люди! Хорошо, что мы в горах… Но и здесь… (Почувствовав.) И здесь что-то не так…

Чисхан. Какой-то то ли туман, то ли дым наплывает.

Санта. Это смог! Это смог Фогги. Осторожнее, друзья!

          Морозов накрывает серый туман-смог, и в нем, незаметно проникая в крепость через вход со стороны пещеры и коварно нападая со спины, Сурт и Карра почти мгновенно сражают своими огненными мечами Санту и Паккайне. Сюллюкюн тут же подхватывает выроненную Сантой волшебную шкатулку и довольно убегает  в свое подводное царство.

 Сурт (Карре). Отличная работа! Бей морозов!

Карра. Так точно!

Чисхан (Деду Морозу, вступая в битву с Троллем). Держись, дед, мы остались вдвоем!

Дед Мороз (Чисхану, начиная биться с Каррой). Ничего, их тоже только двое!  Выстоим!

Сурт. Наши мечи сильней ваших посохов. Сдавайтесь!

Карра. Сдавайтесь! Сдавайтесь, хуже будет!

Дед Мороз. Морозы на сдаются! Давай поближе,  несчастная ведьма!

Чисхан (под каждый удар). Не сдаются! Не сдаются! Не сдаются! Я превращу тебя в ледышку, подлый тролль!

Тролль. Это мы еще посмотрим! Сейчас ты сам станешь лужей!

         Харчаана какое-то время мечется по площадке, пытаясь помочь морозам, бросает ледяными обломками разрушенной битвой крепости в ведьму и тролля но, поняв, что без меча или посоха ей ничего не сделать, бежит в пещеру за Магическим  Кристаллом. В это время появляется искаженная злобой Фогги. 

 Фогги. Бейте, бейте их! (Пытаясь помочь своим, она направляет струею ядовитого тумана прямо в лицо Деду Морозу, тот на миг слепнет).

Карра (торжествуя). Ага, получил, старый хрыч! Ослеп! (Пытается воспользовавшись ситуацией).

Чисхан (продолжая биться с троллем). Держись, Мороз!

         Карра едва не наносит смертельный удар Деду Морозу, но тут из пещеры с кристаллом в руках выбегает Харчаана и бьет им ведьму  сзади. Не успев обернуться, Карра застывает ледяной скульптурой. Увидев это, Фогги с визгом в ужасе бросается прочь, спасая собственную жизнь и уже не думая  о тролле. Пришедший в себя Дед Мороз бросается на помощь Чисхану. Но тролль, увидевший кристалл в руках Харчааны, отбивается несколькими ударами от морозов  и бросается к ней, пытаясь достичь своей главной цели -- вырвать и разбить вдребезги Магический Кристалл Холода.

 Дед Мороз (бросаясь за троллем). Осторожней, Харчаана!

Чисхан (тоже бросаясь за врагом). Осторожней, внучка!

           Но Харчаана не зря занималась в виртуальной школе восточных единоборств – она делает обманное движение, уход в сторону (а может, еще и подсечку) и когда тролль по инерции пролетает мимо нее, вонзает кристалл ему в спину. Одновременно на троллее пересекаются посохи Чисхана и Деда Мороза. Против такого мощного тройного удара холода не может выстоять даже его огненная сущность. От злодея идет пар, шипение, а потом он тоже превращается в ледяной сталактит. Дед Мороз и Чисхан, тяжело дыша, обессилено пускаются на обломки крепости. Они победили злодеев, но потеряли своих друзей. А у Харчааны вообще в голове и сердце – только сраженный врагами Паккайне, который ужу успел ей понравиться. И она сразу же бросается к нему.

 Харчаана (склоняясь над морозцем, не подающим признаков жизни). Паккайне, ты жив?! Очнись! Паккайне! (В отчаянной попытке  она прикладывает к его груди волшебный кристалл и происходит чудо.)

Паккайне (оживая). Где… где… я? Что со мной?... (Узнавая ее.) Харчаана! (Приподнимаясь.) Я жив, Харчаана?!

Харчаана. Жив, жив! Уже жив! (От радости чмокает его в щеку и бежит оживлять Санту.)

Дед Мороз. И впрямь ведь оживила! А я уж приготовился слезы лить…

Паккайне (влюблено). Она спасла меня!... Хаар-ча-а-на!...

Санта (тоже оживленный Хаарчаной с помощью кристалла). Я, кажется, уже побывал на небесах… (достает из-за пазухи и целует свой крест) …но, по-моему, вернулся на землю…

Чисхан. Вернулся, вернулся! У тебя тут еще много дел!

Дед Мороз (уже шутливо). Не я же буду разносить твои подарки по всему свету! Мне и России достаточно!

Санта (Харчаане). Спасибо, спасительница.

Харчаана. Да это не я, это наш Магический Кристалл Холода…

          Чисхан поднимает по очереди замороженного тролля и ведьму и бросает их с горы. Они с грохотом катятся вниз. В это время раздается еще какой-то шум, и из-под земли появляется закопченный и перепачканный гном Чакля. Непонимающе оглядывается по сторонам.

 Чакля. Я успел? Или  здесь уже что-то произошло?

Санта. Почти успел. Как раз вовремя.

Чакля. Как у меня вылетели из головы эти сильфы! Про горящие болота помнил, а про подземные пожары забыл.  Чуть не расплавился, еле-еле обратную дорогу в дыму и огне нашел. Потому и так долго добирался. Но теперь я с вами. И мы вместе одолеем их!

Чисхан (не пускаясь в длинный пересказ сражения). Одолеем, одолеем. 

Санта. Точно одолеем. (Оглядываясь по сторонам). А где?.. А где моя волшебная шкатулка?! Никто ее не видел?

Дед Мороз. Не-ет.

Чисхан. Не видел.

Харчаана. Кажется, ее Сюллюкюн утащил. Он сразу, как они на нас напали, что-то схватил и убежал.

Чакля (начиная соображать). Так они уже!...

Харчаана. Уже, уже...

Чакля. Опять! Опять я виноват!

Дед Мороз. Да не виноват ты, успокойся. Надо о шкатулке подумать! 

Чисхан. А если это Сюллюкюн, то, считай, пропала шкатулка. Он скряга известный – утащил куда-нибудь в самое глубокое место и зарыл в песок.

Санта. И ничего сделать невозможно?!

Дед Мороз. А что тут сделаешь, где под водой искать станешь.

Чакля. Если бы под землей было, я бы точно нашел. А под водой…

Харчаана. Это только во время крещенских гаданий можно потихоньку подойти к проруби и послушать, о чем сюллюкюны разговаривают. А они любят богатством хвалиться.

Санта. Значит, половина  детей Земли останется без новогодних подарков! Без волшебной шкатулки я просто не смогу их развезти. О, ужас! Ужас на мою седую голову! Дети без подарков!!

Лаби (внезапно появляясь со шкатулкой). Не останутся дети без подарков. Вот ваша шкатулка, дедушка. Сюллюкюн ее спрятал, а я отыскала.

Санта (бросается обнимать Лаби). Умница ты моя! Спасительница!

Чисхан. Красавица ты наша! (Присоединяясь к Санте.)

Харчаана. Подруженька моя дорогая. (Присоединяясь к ним.)

Паккайне (Отведя на миг глаза от Харчааны и вдруг замечая на фоне общей радости). А кристалл-то гаснет…

Харчаана. Ой, точно! Что с ним, дедушка.

Чисхан. Видно, он слишком много силы волшебной потратил.

Харчаана. Он умирает.

Дед Мороз. Гаснет!

Паккайне. Гаснет!

Чакля. Погибает!

Чисхан (беря кристалл  на ладонь). Быстро, Санта! Клади на него свою руку. Дед Мороз, быстро, руку! Пакаайне! Харчаана!

         Получив разом  силу каждого из них, соединенную в единую морозную силу, кристалл начинает разгораться. А потом и сиять во всю мочь. Холод возвращается на планету, спасая ее обитателей, туша пожары, прекращая наводнения, растворяя серый ядовитый туман. На небе появляется солнце.  Добрые герои все вместе поют песню – гимн холоду.