Mobile menu

 

 

Либретто двухактного балета

Небольшой городок Помпеи у подножия огромной горы Везувий давно снискал славу самого знаменитого места гладиаторских сражений. В Риме еще не достроен до конца Колизей, а тут первый амфитеатр появился уже полтора века назад. Мало найдется в великой империи людей, искушенных более помпейцев в кровавых битвах, казнях, травлях и пытках на аренах.  

 

Действующие лица:

Май - квинвеннал (магистр) города Помпеи.

Лонгина - жена Мая.

Ирина - воспитанница Мая и Лонгины.

Целад - свободный гладиатор.

Валент - фламин (жрец) храма Геркулеса.

Нигидий - сын Мая и Лонгины.

Марциана - подруга Нигидия.

Леонтий - странствующий проповедник-христианин.

Эмилий - свободный художник.

Первые христианки: женщина и двое молодых девушек.   

Животные в амфитеатре: удав, тигр, слон.

Гладиаторы, воины, жители города Помпеи.

 

Действие происходит летом 79 года нашей эры в римском городе Помпеи, расположенном недалеко от Везувия, пока еще цветуще-зеленого и мирно дремлющего. Небольшой городок у подножия огромной горы давно снискал славу самого знаменитого места гладиаторских сражений. В Риме еще не достроен до конца Колизей, а тут первый амфитеатр появился уже полтора века назад. Мало найдется в великой империи людей, искушенных более помпейцев в кровавых битвах, казнях, травлях и пытках на аренах. Зная любовь своего народа к подобным зрелищам, каждый из пяти квинвенналов, выбранных в магистрат города и управляющих им, старается как можно чаще радовать сограждан. 

 

Акт первый

В роскошной вилле Мая гремит очередной пир. На этот раз — по случаю совершеннолетия его воспитанницы Ирины. Пресыщенная помпейская знать в лицах мужчин (в том числе, и жрец Валент) наблюдает за полупристойными танцами рабынь, поглощая вино и яства. В разгар веселья появляется сама героиня торжества — цветущая юная девушка, сопровождаемая своей приемной матерью Лонгиной, тоже красивой молодой женщиной. Май поздравляет Ирину, надевая ей на голову золотую диадему. К восторгу присутствующих мужчин и Лонгины Май объявляет, что завтра устроит по этому поводу сражение гладиаторов. Ирина не разделяет общей радости и незаметно ускользает.

* * *

В амфитеатре идет бой гладиаторов. С первых же минут в нем явно выделяется давно получивший свободу, но не желающий покидать арену прославленный Целад — атлет и красавец, кумир женщин и завсегдатаев кровавых спектаклей. Выступая в своей главной роли секутора, вооруженного коротким мечом и защищенного небольшим круглым щитом и шлемом, он быстро расправляется сразу с двумя такими же секуторами, а потом — с несколькими ретиариями, орудующими сетью и трезубцем. Амфитеатр рукоплещет. Герою вручается лавровая ветвь. Художник Эмилий начинает тут же набрасывать его портрет, певцы с лирами исполняют гимн в его честь.

* * *

Осмотрев трибуны и заметив рядом с Маем красивую девушку, Целад подбегает к ней и протягивает ветвь, ожидая восторженных слов, поцелуя или другой награды, к которым он привык. Но Ирина, с трудом перенесшая отвратительное для нее кровавое зрелище, отбрасывает ветвь и убегает. Пытаясь ее успокоить и выяснить, что же произошло, Нигидий и Марциана следуют за Ириной. Май и Целад относят это на счет скромности смутившейся девушки и весело смеются. Оценив ситуацию, Лонгина быстро поднимает ветвь, одевает на шею гладиатору свою золотую цепь и шепчет, прижавшись к нему на миг, что ночью будет ждать Целада в своем саду.

* * *

Уже полночь, но Ирине не спится от пережитого. Она выходит в сад и вдруг видит залитую лунным светом влюбленную пару — Нигидия и Марциану. Залюбовавшись их красотой и трепетным чувством, Ирина сама невольно начинает мечтать о любви, забывая увиденное днем. Неожиданно первую пару сменяет вторая — изменяющая мужу Лонгина и купленный ею на ночь Целад, на руках которого еще не успела высохнуть кровь убитых соперников. Увидев полную цинизма и похотливости сцену, главной героиней которой выступает ее приемная мать, Ирина бросается прочь от всей этой мерзости.

* * *

Девушка бежит в темноте, не разбирая пути. В конце концов она выбивается из сил и понимает, что заблудилась в лесу. Уже еле двигаясь, Ирина замечает огонек далекого костра и выходит к нему. Возле огня сидят женщина, две молодые девушки и мужчина в возрасте с добрым просветленным лицом. Все вместе они успокаивают неожиданную потрясенную и обессиленную гостью, укладывают ее спать.

* * *

Со странным чувством просыпается утром Ирина. Она не может еще понять, что с ней произошло, но ощущает себя рядом с этими добрыми людьми словно воскрешенной. Девушка поверяет боли и смятения своей души Леонтию, а проповедник раскрывает ей смысл учения Христа и главных его заповедей. С радостью решается она принять новую гуманную веру и с ее помощью попытаться изменить этот бесчеловечный, жестокий и продажный мир. Тут же, прямо на берегу лесной речки Леонтий совершает обряд крещения и надевает на шею девушки крестик. Ирина понимает, что отныне маленькая община стала ей и семьей, и смыслом дальнейшей жизни.

* * *

Через несколько недель в городе вспыхивает эпидемия чумы, начинают гибнуть люди. Обеспокоенный этим и испуганный за свою собственную жизнь, Май призывает главного жреца Валента и требует с помощью богов остановить мор. После нескольких безрезультатных жертвоприношений и обращений к своим богам, осознавая бессилие, Валент говорит Маю о том, что во всем виноваты христиане, накликавшие чуму своим пренебрежением к римским святыням. Разгневанный Май приказывает переловить всех злодеев в округе и доставить их к нему.

* * *

Воины и свободные гладиаторы устремляются в ближние леса и предгорья, начиная настоящую облаву на христиан, как на зверей. Один из отрядов, возглавляемый Целадом, натыкается на Леонтия и его воспитанниц, устремляется за ними в погоню. Силы слишком неравны, и преследователи быстро настигают беглецов. Пытаясь вырваться из рук ненавистного Целада, Ирина кусает и царапает его. Целад вскидывает меч, чтобы убить ее, но вдруг видит перед собой лицо той самой девушки, которой он хотел вручить ветвь лавра в амфитеатре. Вновь пораженный ее красотой, гладиатор опускает меч. Подоспевшие воины окружают христиан и, грубо подталкивая, под оружием ведут в город. Целад никак не может отвести глаз от прекрасной пленницы. Чувствуя это, Ирина прикрывает лидо покрывалом.

* * *

Христиан приводят на виллу Мая, где рядом с хозяином их ждут Валент и Лонгина. Жрец обрушивается на пленников с обвинениями, а квинвеннал — с угрозами и требованием остановить эпидемию. Леонтий вступает с ними в спор, доказывая невиновность и непричастность христиан к беде. В это время Лонгина под видом благодарности за поимку врагов вручает Целаду какую-то золотую безделицу и снова хочет назначить ему свидание. Но сердце и мысли гладиатора уже заняты другой, в нем родилась настоящая любовь. Май в злобе бьет Леонтия, срывает с голов девушек покрывала и вдруг видит в одной из них бесследно пропавшую Ирину. Удивлению, а затем и гневу его нет предела. Не меньше потрясена и разъярена Лонгина, к тому же оскорбленная отказом Целада. Май приказывает бросить воспитанницу и всех остальных христиан в тюрьму, чтобы они ждали там своей участи.

 

Акт второй

В покоях Мая и Лонгины появляются Нигидий и Марциана, по счастливо-торжественным лицам которых видно, что произошло что-то важное для них. Так и есть: сын объявляет отцу, что хочет жениться на Марциане и просит разрешения. Май дает согласие. Он и жена поздравляют молодых. И тут же Май объявляет, что выставит по такому случаю на бой десять гладиаторов. Сын на радостях удваивает эту цифру за свой счет. Отец увеличивает число еще раз вдвое и обещает в конце сражений особый сюрприз, особое зрелище. Довольные родственники расходятся.

* * *

Прямо на арене амфитеатра идет так называемая “свободная трапеза” — пир гладиаторов накануне состязаний. По давней традиции, устроители боев не жалеют вина и яств на этот для многих прощальный ужин. Сидя за столами и охмелев, одни бойцы бахвалятся своими победами, другие торопливо заливаю вином страх, третьи спешат утешиться в объятиях рабынь и танцовщиц. И только непобедимый Целад на этот раз отстранен и задумчив, ничего не ест и не пьет, и беспокоит его не собственная завтрашняя судьба на арене, а прекрасный взор юной христианки.

* * *

Ночь в тюрьме. Ирина стоит на коленях и молится, остальные пленники забылись после всех потрясений в недолгом тревожном сне. Внезапно, разогнув прутья решетки, в камеру проникает Целад. Ирина пугается, но гладиатор говорит, что он пришел спасти ее и предлагает вместе бежать из города. Девушка благодарит его, но отказывается, поскольку побег означал бы признание вины и страх перед судом. Целад, думая, что она не хочет оставлять друзей в беде, будит всех остальных, но и они принимают такое же решение. Гладиатор горестно покидает тюрьму.

* * *

Звучат фанфары, возвещая о том, что закончился бой гладиаторов в честь свадьбы Нигидия и Марцианы. На залитой кровью арене, среди множества поверженных стоит усталый победитель — Целад. Ему водружают на голову лавровый венок, который он на сей раз принимает без былого торжества и радости. Май указывает герою на место в ложе рядом с собой и Лонгиной. Народ так бурно приветствует Целада, что даже оскорбленная Лонгина готова еще раз попытаться добиться его близости.

* * *

Наступает момент сюрприза. Май взмахивает платком, и на арену выталкивают...Ирину. Новобрачные, и не только они, потрясены, но жрец объявляет о всех злодействах христиан и в доказательство подает Ирине живого голубя с требованием принести его в жертву Геркулесу, покровителю гладиаторов и воинов. Девушка выпускает голубя в небо и целует свой нагрудный крестик, вызывая негодующий гул толпы на трибунах. Валент, сделавший свое дело, довольно поднимается в ложу Мая. Целад обжигает его взглядом.

* * *

Начинается расправа. На арену выпускают гигантского удава. Он стремительно ползет к жертве, но вместо того, чтобы обвить ее своими кольцами и задушить, вдруг начинает вести себя, как кобра перед звучащей дудочкой факира, подчинившись молитве юной христианки. Видя это, Май приказывает воинам убить удава, а жрецу — сорвать с Ирины одежды, под которыми она якобы прячет колдовские талисманы-обереги.

* * *

На безоружную обнаженную девушку выпускают свирепого тигра, от чьих когтей и клыков погибло уже немало гладиаторов. Целад было порывается броситься на арену, но Май грубым жестом садит его на место. А хищник на этот раз вдруг начинает кататься перед Ириной по песку, как котенок, а потом и вовсе лизать ей ноги. Толпа на трибунах замирает от неожиданности. Восхищенный художник, забыв о возможном гневе квинвеннала, хватает кисти и начинает рисовать прекрасную обнаженную богиню, властвующую над зверем и толпой. И только Май, заходясь от злости, кричит: «Слона! Слона на нее!»

* * *

На арену, тяжело ступая, выходит дикий разъяренный исполин. Он направляется к девушке, но, не доходя нескольких стадий, опускается на колени, вздымает хобот и покорно трубит. Люди потрясены чудом, и некоторые из них уже готовы поклониться новой и такой всесильной вере. Колеблются Нигидий и Марциана, а Целад не отрывает от Ирины то тревожных, то восхищенных взглядов. По приказу Мая, в слона летят со всех сторон копья и стрелы, и он падает на песок.

* * *

Бессильно оглядываясь по сторонам, Май утыкается глазами в Целада и выталкивает его из ложи с приказом немедленно убить Ирину. Целад спускается на арену, подходит к девушке и со словами признания в любви и восхищения ею падает к её ногам. Потом он выхватывает меч, но убивает не Ирину, а самого себя. Девушка склоняется к гладиатору и целует его. И тогда взбешенный Май сам выбегает на арену и пронзает мечем девушку. Увидев, что Ирина все же смертна и победима, Май срывает венок с Целада и, вскинув его вверх, бежит по арене как бы совершая гадиаторский круг почета и дико хохоча. Подхалимы и приспешники начинают хлопать на трибунах. Постепенно к ним присоединяется вся толпа, аплодисменты нарастают, а потом гремят. Но вдруг раздается еще более сильный гром — удар молнии, поражающей Мая. И тут же следом начинается извержение Везувия. Люди бросаются из амфитеатра, выбегают на улицу, а с неба на них падают раскаленные камни. Один из них убивает новобрачную Марциану. Нигидий подхватывает ее на руки и несет, уже мертвую. Рушатся стены тюрьмы, и на свободу появляется проповедник Леонтий с христианками. Лишь он да художник бесстрашно смотрят в разгневанное небо. Божья кара постигает пресыщенную грехами и жестокостью Помпею, хороня под пеплом и лавой две тысячи жизней.

В финале на сцену опускается задник, образуя диораму, на переднем плане которой — фигуры артистов, застывшие в позах персонажей известной картины Карла Брюлова “Последний день Помпеи”. На полотне за ними — гибнущий город и огонь извергающегося вулкана.