Mobile menu

 

 

 

«Юность Севера» – одна из самых известных и авторитетных газет для школьников не только Якутии, где она издаётся, но и всей страны. Год назад «ЮС» отметила своё 80-летие, и по возрасту сегодня уступает только «Пионерской правде». В канун Дня родного языка это издание опубликовало рейтинг книг, наиболее читаемых сегодня подростками Якутии. В пятёрку лучших авторов вошли Андрей Геласимов, Виктория Габышева, Владимир Фёдоров, Айысхаана и Далан. А 3 марта, во Всемирный День писателя, в развитие темы "ЮС" напечатала интервью с Владимиром Фёдоровым, которое приводится ниже.

 

Фотоохота Владимира Фёдорова

В Москве и Якутске издаются книги, проходят фотовыставки и ставятся пьесы Владимира Федорова. А начиналось все в поселке Таас Тумус Кобяйского района, где в свое время маленькому Володе было выписано свидетельство о рождении № 1.

Главный фотограф Таас-Тумуса

– Когда мне исполнилось десять лет, я получил в подарок ружье и фотоаппарат «Смена», а к 12 годам стал в поселке главным фотографом, то есть снимал все свадьбы и похороны – так тогда было принято. Меня очень угнетало, когда приходилось одному в темной комнате проявлять и печатать по 20 фотокарточек покойника для всей его родни, а куда денешься. Другого-то фотографа у нас не было. А у меня «Смена» всегда на шее болталась.

К сожалению, большинство этих фотографий почти полностью выцвели. Не знаю, то ли некачественные химикаты были, то ли фотобумага. Ведь что к нам в глубинку привозили, с тем я и работал… Но одна фотография точно сохранилась, хотя и не у меня: в десятом классе я послал в газету «Социалистическая Якутия» снимок, сделанный на перемене – ребята сгрудились вокруг учителя и школьного журнала. Его опубликовали. Было это в 1967-м – ровно 50 лет назад.

«Вовремя нажать на курок»

– Увлечение охотой тоже не прошло даром: я научился вовремя нажимать на курок – это очень важно, когда снимаешь зверей. До определенного возраста я, можно сказать, раздваивался: в одной руке – фотоаппарат, в другой – ружье. Но при этом ещё и очень любил книжки про путешествия.

После школы, переехав в Якутск и поступив в ЯГУ, стал чемпионом города по стрельбе, входил в сборную республики, побывал на всех стрельбищах от Читы до Камчатки. И сейчас, когда все фотографы используют при съемках штативы, чтобы камера не дрожала, я обхожусь без них.

А вот по литературе на выпускном у меня выскочила «тройка», хотя предмет я хорошо знал еще с младших классов. Но как-то мы с моим другом Васей опоздали на урок, а новая учительница встретила нас словами: «Ну что, накурились?» Самое смешное, что из всех мальчишек в классе не курили только мы двое. Но она то этого не знала. В общем, отношения не сложились. В итоге – «тройка», закрывшая мне дорогу на филфак и журфак. Что ж, поступил на геологоразведочный факультет. Таежная романтика, песни у костра под гитару…

Лет семь прожил в геологии. Искал золото на побережье моря Лаптевых, алмазы недалеко от Мирного, изумруды в Оймяконье, бывал на Камчатке, в Забайкалье, на знаменитой Колыме, прошёл всю Индигирку... Это пригодилось мне, когда я писал свой роман «Сезон зверя». Считаю, что мне два раза крупно повезло в жизни: во-первых, родился в таежном поселке на берегу Лены, во-вторых, в 18 лет оказался в геологии.

«Созвездие Марии»

– Эта история сопровождает меня, можно сказать, всю мою жизнь. Будучи молодым поэтом, я узнал историю любви и трагической гибели полярного исследователя Василия Прончищева и его жены, которая за сто лет до декабристок последовала за мужем даже не в Сибирь – в Арктику. Когда мою поэму о них опубликовала «Молодежь Якутии», на меня ополчились некоторые местные историки. Они утверждали, что многое в ней не соответствует действительности. Да, говорили ученые, муж погиб в Арктике, но жены с ним не было и быть не могло, а уж то, что она умерла от тоски после смерти любимого – это вообще ни в какие ворота, известно, что все полярники в те времена умирали от цинги.

Но через 270 лет после гибели Прончищевых в устье Оленька археологи нашли их могилу, и мне позвонил Михаил Ефимович Николаев: «Лечу в Усть-Оленек, хочешь со мной?» Я, разумеется, полетел. И вот там-то все и выяснилось. Они были похоронены вместе, никакой цинги не было ни у него, ни у нее…

Снимается кино

– Прочитав мою поэму в «Молодежке», режиссер Русского театра Валерий Келле-Пелле предложил мне написать пьесу. Я написал, но, к сожалению, он вскоре умер. А Андрея Борисова эта история тогда не зацепила. Современные пьесы нужны, говорил он. А потом Савва Егорович Борисов, отец Андрея, попросил его передать другу, живущему в Москве, свои книги. И этот друг взял его с собой в гости к знакомому, который оказался руководителем той самой археологической экспедиции! Он показал Андрею нательный крестик и французские туфли Марии (на самом деле она была Татьяной, но это выяснилось совсем недавно). Туфельки на высоком каблуке, обтянутые сафьяном, – таких не было ни в одном российском музее. Андрей увидел эти туфли, подержал ее крестик... Круг замкнулся. По возвращении в Якутск он сказал мне: «Будем ставить твою пьесу». В 2012-м в Москве состоялась премьера спектакля «Созвездие Марии». Его увидел Юрий Обухов, глава кинокомпании «Каро Продакшн», и сейчас идут съемки фильма, премьера которого запланирована на сентябрь в Якутске. А я готовлю фотовыставку о том, как он рождался.

Творческие планы

– В конце прошлого года в Москве вышли четыре моих книги: два сборника стихов – «Небесные тетради» и «Ангелы двенадцатого года» и две книги прозы – «Сезон зверя» и «Ночной целитель». Кроме того, сборник стихов «Восьмигранная Ойкумена» увидел свет в Якутске. В «Ночной целитель» в числе других повестей вошла «Звезда голуболикой Жаннет» (у нас она входит в школьный список 100 книг, обязательных для прочтения. – Прим. авт.) и «Приключения барона Мюнхгаузена на Полюсе холода». Не знаю, можно ли найти их в Якутске, но у меня есть сайт vfedorov.yakutia1.ru, где я выкладываю свои произведения, в том числе детские повести и пьесы. А вот роман «Сезон зверя» и «Ойкумена» есть в якутских книжных магазинах – сам на днях проверил.

Сейчас работаю над новой пьесой для Русского театра «Алмазный крест» – о великом миссионере и путешественнике Иннокентии Вениаминове. Одну пьесу пишу, вторая в голове, третья маячит где-то на горизонте. Пишутся и стихи, но они не подвластны планированию. А на рассказы, как всегда, не хватает времени…

Кюннэй Еремеева