Mobile menu

 

 

  

Добравшись до Полюса холода Оймякона, мы до самого последнего момента боялись, что не сможем преодолеть сто оставшихся километров полного бездорожья до обители таинственного чудовища озера Лабынкыр...

 

Бросок на Полюс холода

Итак, ранним мартовским утром, на площади Ленина в Якутске председатель Союза журналистов России Вячеслав Богданов дал старт автопробегу под названием "Командировка на Полюс холода", посвященному 50-летию Союза журналистов Якутии.  Нам предстояло пересечь территорию пяти немалых северных районов и добраться по знаменитой трассе «Колыма» от столицы республики до упомянутого Оймякона (Томтора). А уж там, если Бог поможет…

За неделю колеса наших машин намотали по две тысячи километров. И события сменяли друг друга, как в калейдоскопе, крутящемся со скоростью этих самых колес. Закроешь глаза – и вспыхивают то старинные православные купола села Черкёх с его светлым благовестом, то трагический мемориал чурапчинским переселенцам, то печально известный у шоферов Чёрный прижим, по сей день регулярно собирающий свои жертвы, то холодные лагерные тени колымского прошлого с веселыми названиями «Малиновка» и «Аллея любви», то подземный дворец Властителя холода Чисхана в Томторе, изукрашенный миллионами ледяных самоцветов, то старинная песнь почтенного олонхосута у якутского камелька. А сколько было всего выслушано и рассказано, сколько новых друзей и знакомых мы обрели?! Пройдет немало времени, прежде чем всё это будет осмыслено и осознано, разложится по полочкам души и памяти.

Особым для меня стало посещение музея в Томторе, посвященного известным русским писателям, отбывавшим сроки в гулаговских лагерях Оймяконья. Да, именно здесь слагали свои наполненные горечью и надеждой строки Борис Ручьёв, Варлам Шаламов, Андрей Алдан-Семёнов, Николай Вронский и другие невольные летописцы Колымы. С создательницей этого храма скорбящих муз Марией Поликарповной Бояровой я был знаком давно, а вот воочию ее детище увидел впервые.

Ну и, конечно, мечтая о Лабынкыре, мы до самого последнего момента боялись, что вдруг поездка на желанное озеро не состоится. В этом не были уверены даже сами хозяева Томтора, более того, они были убеждены, что по такой «дороге» и при такой погоде нам просто не одолеть 105 километров от села до владений таинственного чудовища. Глава поселения даже подготовил в качестве «утешительного финала» культурную программу на вечер – чтобы было чем занять и успокоить потерпевших фиаско журналистов.

А погода вообще-то стояла прекрасная – солнце и всего минус 24 градуса, что для третьей декады марта на Полюсе холода можно назвать настоящей оттепелью. Проблема заключалась лишь в том, что уже месяца два, а то и поболее, никто не ездил на Лабынкыр, и пробитую туда вездеходами и тракторами временную дорогу-зимник во многих местах занесло снегами метровой глубины. А там, где этих снегов не было, благодаря так радовавшей нас оттепели, из-под мерзлоты прорвались грунтовые воды и разлились целыми озёрами с тонкой ледовой корочкой. Так что колёса российских УАЗов и японского «Крузера» подстерегали две опасности – завязнуть в сугробах или провалиться в наледь. И тем не менее, мы решили ехать. Правда, с поддержкой – местные дорожники выделили нам в эскорт трёхосный КамАЗ-вездеход с тёплым фургоном, который обогревался печкой на дровах. С такой техпомощью мы если и смогли бы где-то серьёзно застрять, то от холода, в любом случае, не погибли бы.

Конечно, шанс встретить знаменитое чудовище у нас был минимален – оно не больно-то желало общаться с людьми, ждавших его появления месяцами и неделями, а у нас счёт шёл на часы. Кое-кого смущал лёд на озере, но мы уже знали, что там есть полыньи, не замерзающие даже в самые сильные морозы, и, по слухам, лабынкырский монстр иногда в них выглядывает. А много ли надо журналистам, чтобы воспламенить их воображение?!.

 

Легенды и очевидцы

Естественно, разговоров в машинах, медленно пробивавшихся к цели, только и было, что о таинственном чудовище и связанных с ним историях.

К слову, впервые речь о нём в печати завели наши коллеги-предшественники из газеты «Молодежь Якутии» 14 декабря 1958 года. В публикации пересказывались предания, издавна бытующие среди эвенов и якутов, чьи кочевья пролегали вблизи озера, – о свирепом и огромном «чёрте», не раз нападавшем на людей, оленей и собак.

По-настоящему же таинственную тишь неведомого миру якутского озера впервые взорвали в 1961 году дневниковые записи начальника геологической партии Восточно-Сибирского филиала Академии наук Виктора Твердохлебова, опубликованные в журнале «Вокруг света». Именно этот учёный, проведя полевой сезон 1953 года в окрестностях Лабынкыра, в один из дней вместе со своим спутником стал свидетелем сенсационного наблюдения.

«…Это было какое-то животное. Оно двигалось по дуге: сначала вдоль озера, потом прямо к нам. По мере того, как оно приближалось, странное оцепенение, от которого холодеет внутри, охватывало меня. Над водой чуть возвышалась тёмно-серая овальная туша. На её фоне отчётливо выделялись два симметричных белых пятна, похожих на глаза животного, а из тела его торчало что-то вроде палки… Может быть, плавник? Мы видели лишь небольшую часть животного, но под водой угадывалось массивное тело. Об этом можно было догадаться, видя, как чудовище двигается: тяжелым броском, несколько приподнимаясь из воды, оно бросалось вперед, а затем полностью погружалось в воду. Перед нами был хищник, без сомнения, один из сильнейших хищников мира: такая неукротимая, беспощадная, какая-то осмысленная свирепость чувствовалась в каждом его движении, во всем его облике. В ста метрах от берега животное остановилось. Оно вдруг сильно забилось на воде, поднялись волны, и никак нельзя было понять, что происходит. Прошла, может быть, минута — и животное исчезло, нырнуло. Только тогда я вспомнил о фотоаппарате… Сомнения не было: мы видели «черта», легендарное чудовище здешних мест…».

Правда, надо уточнить, что эта встреча произошла не на самом Лабынкыре, а в 20 километрах от него, на озере Ворота, которое, впрочем, тоже столь же часто упоминалось в историях о таинственном монстре. Более того, не раз выдвигалось предположение, что между этими водоемами существует подземный туннель, по которому и может передвигаться «чёрт».

Людей, якобы (или действительно?) его видевших было немало и в прошлых столетиях, и в наше время. Вот лишь одна из множества давних историй.

«Семья эвенков-кочевников переезжала на летние угодья. Вечер застал их на берегу Лабынкыра. Пока старшие готовились к ночлегу, мальчик играл на берегу ручья, впадающего в озеро. Внезапно он закричал. Обернувшиеся взрослые увидели, что ребенок оказался в воде и его несёт к середине озера. Взрослые бросились на помощь, но внезапно какое-то большое темное существо появилось из глубины, схватило мальчишку пастью, похожей на птичий клюв со множеством зубов, и утащило под воду.

Дед погибшего мальчика тут же набил кожаный мешок оленьей шерстью, тряпками, сухой травой и хвоей, сунул в середину тлеющую лучину, привязал мешок к аркану и забросил в озеро. Утром волны выкинули на берег умирающее чудовище – примерно 10 аршин длиной (около 7 метров), с огромным, в треть длины, клювом-пастью и небольшими лапами-ластами. Дед разрезал живот существа и достал тело внука. Мальчика похоронили на берегу ручья, который с тех пор так и называется – Ручей Ребёнка. А челюсть чудовища долго стояла как ворота на берегу Лабынкыра, и под ней, говорят, мог проехать всадник на олене...» 

          Старожилы Оймякона считают, что «чёрт» обитает в озере с незапамятных времен и ведёт себя при встречах с людьми и животными очень агрессивно. То он гонится по воде за рыбаком, плывущим на лодке, то проглатывает охотничьих собак. В нескольких вариантах бытует рассказ о том, как оленеводы привязывали свои упряжки к какому-то бивню, торчащему из тонкого льда, но затем вдруг раздавался треск, «бивень» раскачивался, лёд ломался, и что-то огромное утаскивало оленей (а то и людей вместе с ними) под воду.

Уже в наше время (в 1986 году) в озеро провалился вездеход, в котором погибли люди. Чтобы достать тела, на Лабынкыр привезли водолазов, но, спустившись в первый раз под воду, они якобы увидели возле утонувшей машины 10-метрового монстра и так перепугались, что напрочь отказались снова лезть под лёд. Чтобы продолжить работы, пришлось сварить из металлических прутьев специальную клетку – по типу тех, в которых спускаются в океаны наблюдать за акулами…

 

Со смехом и без

Итак, рассказывая друг другу очередные «страшилки», мы медленно, час за часом пробивались к цели.

Не раз приходилось нырять из теплых кабин в глубокий снег и всеми экипажами выталкивать забуксовавшие машины или цеплять их на буксир к спасительному КамАЗу. Но случалось и обратное – вылетев с разгону на огромные поля, залитые упомянутыми наледями, уже успевшими замёрзнуть, машины начинали вальсировать и кружиться на них, как фигуристы. Так что эмоций и впечатлений хватало.  

Особый штрих автопробегу придало участие в нём московского собкора «Эстонского ежедневника» Яануса Пийрсалу, который влился в экспедицию буквально за считанные часы до старта и тем самым неожиданно придал всему проекту международный статус. Яанус хоть и бывал прежде в Сибири у своей русской бабушки, но в последний раз – ещё в начальной школе, почти двадцать лет назад, а посему многие его взгляды, сохранив непосредственно-детское восприятие сибирской действительности, смешались с нынешней европейской реальностью. Особый успех имел вопрос Яануса, заданный «горячим эстонским парнем» в десятом часу вечера на 250-м километре 500-километрового, совершенно безлюдного отрезка пути между районным центром Хандыгой и Оймяконом. Так вот, проголодавшись и собравшись, наконец, с мыслями, он нараспев протянул: «Скаажиите, а неельзя лии туут где-ниибудь куупить пииццу?..»  Наши шутники, конечно же, мгновенно ответили, что через 75 километров будет перекресток, на котором местные охотники круглые сутки торгуют горячей пиццей… Как ни странно, Яанус поверил и долго дожидался счастливого километра…

К слову сказать, соотечественники Яануса, как и многие верящие в «лабынкырское чудо» жители бывшего Советского Союза и новой России, в 1991 году организовали на озеро солидную экспедицию, оснащённую современной по тем временам техникой. И безо всяких шуток обнаружили эхолотом на его дне впадину якобы 100-метровой глубины, а возле неё – какой-то большой движущийся объект. К сожалению, после разразившейся перестройки все материалы остались в Прибалтике и доступ к ним был потерян…

До этого на озере несколько раз побывали журналисты «Комсомолки», которые даже сумели перед экспедицией отыскать постаревшего, сменившего фамилию, но не отрекшегося от своих свидетельств Виктора Твердохлебова. Пытались поймать за хвост удачу на Лабынкыре и самые отчаянные репортёры других изданий, в том числе – зарубежных. Итог всех поисков был приблизительно одинаков: в озере будто бы и впрямь обитает какое-то большое таинственное существо, но прямых доказательств пока добыть не удалось. Пока…   

Нельзя не заметить, что одновременно множество советских и российских учёных выступали в печати с комментариями, что всё происходящее вокруг Лабынкыра с точки зрения «серьёзной науки» – сплошные выдумки. Вроде историй о шотландской Несси. Такова же была официальная позиция властей. Но народу хотелось верить в чудо. Поэтому, когда в конце 70-х годов якутская «Молодёжка» однажды сообщила о том, что 1 апреля в редакции выступит с сообщением очередной очевидец чудовища, по указанному адресу на полном серьёзе собралось около десятка человек.

Как говорится, смех смехом, но московский учёный-биолог Людмила Емельянова уже в новой России безо всякой иронии так резюмировала сведения, накопленные её исследовательской группой на берегах Лабынкыра:

«Почти все рассказы свидетельствуют, что чудовище видят поздней осенью или ранней зимой. В описаниях совпадают его размеры: длина примерно девять – десять метров, ширина метр двадцать – метр пятьдесят. Тело слегка приплюснуто сверху и снизу. Из туловища торчит некий костяной рог длиной примерно метр – полтора. Все рассказчики отмечают огромную, до трети длины тела, пасть, похожую на длинный клюв, но с множеством мелких зубов. Часто на берегу видят ледяные сталактиты, которые могут образовываться от воды, стекающей с боков лежащего зверя…»

Как геолог по образованию, некогда изучавший палеонтологию, могу заметить, что приведённые выше описания более всего соответствуют портретам плезиозавров – доисторических водных ящеров, расцвет которых пришелся на юрский период (150 млн. лет назад). Правда, последние из них, как гласит наука, вымерли ещё за 60 миллионов лет до появления первого человека. А если не вымерли и где-то сохранились? Или, подобно многим амфибиям, впали на миллионы лет в спячку и относительно недавно пробудились?..

Интересно, что упомянутая мифическая Несси (по имеющимся на сегодня описаниям) может быть отнесена к этому же виду. Ещё более интересно, что относительно недавно на берегу обители чудовища – озера Лох-Несс были найдены окаменевшие останки настоящего древнего плезиозавра…

 

Неудавшаяся засада

Как мы уже говорили, Лабынкыр находится в сотне километров от всемирно известного Полюса холода, где академик Обручев когда-то зафиксировал рекордно низкую температуру Северного полушария Земли – минус 71,2 градуса по Цельсию. Тем не менее, Лабынкыр если и замерзает, то гораздо позже всех окрестных озёр, и даже в самые суровые зимы лёд здесь сравнительно тонкий. А чаще всего значительная часть озера (длина его – 14, ширина – 4 км) не замерзает вовсе, и местные жители вынуждены объезжать его по берегу, хотя все остальные водоемы пересекают по льду. Почему у озера такая особенность, науке пока неизвестно – никто, к примеру, не находил здесь теплых ключей…  

Именно эта особенность озера в 1999 году, можно сказать, сорвала планы экспедиции «Космопоиск», которая, появившись здесь в конце октября, собиралась найти промоину во льду и устроить возле неё засаду на «чёрта» с эхолотом и кинокамерой. Но, как оказалось, Лабынкыр и не собирался замерзать. Наблюдение пришлось вести с брошенной кем-то на берегу лодки. И всё же в результате исследований с помощью эхолота был выявлен ряд странных «туннелей-ходов» на дне озера, а также два неопознанных тела длиной 18 и 8 метров. Они двигались, но, вполне вероятно, могли быть и косяками рыб. На берегу, недалеко от «туннелей», были обнаружены ледяные наросты, образовавшиеся от стекающей с кого-то воды. Создавалось впечатление, что существо шириной примерно в полтора метра выползло на берег и, полежав, снова уползло в воду. Позже неподалеку от этого места бесследно пропала собака, которая сторожила лодку…

В 2007 году, немногим менее двух лет до нашего авторалли на Лабынкыр, на озере работала экспедиция известного телепроекта «Искатели» во главе с ведущим Андреем И. Результатом этого исследования стал фильм «Якутский дьявол». С помощью подводного телеробота удалось обнаружить разлом на дне озера на глубине 80 метров и вокруг него – кости домашних и диких животных, почему-то сконцентрированные в одном месте. А также «искатели» отфиксировали какие-то большие тени на мониторе телеробота и экране эхолота и услышали ночной рёв «неизвестного науке существа» (так его определила по записи московская лаборатория гидроакустики).

Последнее утверждение, кстати, ещё раз ставит под сомнение позицию сторонников гипотезы о том, что лабынкырское чудовище – просто громадная щука. Ведь щуки-то, как известно, реветь и рычать не умеют. И на берег выползать. Хотя о их величине, свирепости и нападениях на людей бытует немало легенд у всех северных народов от чукчей до скандинавов. Есть они и у якутов, эвенов и эвенков. В бесчисленных озёрах и реках Якутии некоторые рыбины, действительно, могут вырастать до огромных размеров. Даже я в детстве видел щук весом в четверть центнера и длиной по полтора метра, выловленных в родной Лене. Как тайменей или нельм, тянущих на четыре десятка килограммов. При этом старые рыбаки утверждали, что и те, и другие могут быть в два раза больше.   

Анатолий Панков, мой бывший коллега по редакции газеты, называвшейся в ту пору «Социалистической Якутией», проплыв в самом конце 70-х годов на байдарке от истока до устья реки Индигирка, которая берёт свое начало недалеко от Полюса холода, встретил одного местного жителя, рассказавшего журналисту о гигантской щуке, которую он, якобы, застрелил из ружья на отмели. Рыбина, по словам рассказчика, была в длину около четырёх метров. Известно, что акулы такого размера нападают на человека, не раздумывая. А почему бы щуке не напасть?..

 

Русский пикник

В журналисткой команде, пробивающейся сквозь сугробы к Лабынкыру, нашлось немало бывалых рыбаков, слышавших о подобных сражениях с огромными щуками, тайменями и нельмами. Но нам в эти часы было важнее выиграть другое сражение – с фатальным бездорожьем.

И мы его выиграли, хотя, измотанные и уставшие, добрались до места уже в полной темноте. Тем ярче и радостней оказался победный старт ракеты над озером: мы сделали это – дошли до озера чудес!

Вне всяких сомнений, наш салют и громогласное «ура!» должны были разбудить хозяйку Лабынкыра, которую мы стали называть в пути ласковым именем Лаби – по аналогии со знаменитой Несси.

А уж как была она, наверное, тронута, когда прочла опущенное в пластиковой бутылке под лед и посвященное ей лично поэтическое послание, которое мы с руководителем пробега Олегом Емельяновым сочиняли в два пера почти до рассвета.

Этому акту творения предшествовал весёлый (несмотря на усталость) журналистский ужин с тостами за Лаби, якутскую и российскую журналистику. За пару-тройку часов, пока мы сидели за столом единственного на Лабынкыре рыбацкого дома, успела немного нагреться промёрзшая банька на берегу озера, и самые отчаянные направились в неё «попариться». Конечно же, перед этим они постарались убедиться (насколько это позволила ночная тьма), что в сугробах вокруг баньки нет отпечатков гигантских лап, а на примыкающем ледяном поле – коварного торчащего бивня или незаметно проломленного «окошка». Я же отошёл подальше и долго стоял под тёмно-синим небом, густо усыпанным звёздами, – прислушивался к тайной жизни озера. Может быть, где-то в незамёрзшей полынье в этот момент и плескалась негромко порыкивая Лаби, но услышать её за многие километры было непросто…

В общей сложности на 200-километровый путь до Лабынкыра и обратно нам понадобились без малого сутки – такой тяжелой оказалась трасса. Времени и горючего на «засаду» у полыней не осталось. Да и пробить к ним дорогу по снежной целине озера было не под силу нашей технике. Лабынкыр в очередной раз сохранил свою тайну.

Когда нескончаемый маршрут наконец-то замкнулся в селе Томтор, Яанус с характерной прибалтийской интонацией прокомментировал наши действия: «Это очень по-русски – ехать одиннадцать часов по сплошному бездорожью, чтобы выпить водки, немного помыться в бане, нырнуть в снег – и снова ехать назад десять часов. Русский пикник!..»

 

Что было ему ответить, такой уж мы народ – россияне, да к тому же еще и журналисты. Уверен, что каждый из нас возвращался с Лабынкыра, как с первой разведки, увозя в душе надежду непременно ещё раз побывать на таинственном озере. И не просто провести здесь ночь, а пожить неделю-другую и увидеть-таки своими глазами чудом сохранившегося плезиозавра.   

 

 

С мечтой об этом я и «сочинил» фотоколлаж с динозавром (правда, другого вида), незаметно пристроившимся в кадре позади журналистов, зачитывающих послание Лаби. Мы напечатали этот «снимок» в газете «Якутия» 1 апреля. Шутка имела успех.