Mobile menu

 

 

Валентин СОРОКИН, лауреат премий Ленинского Комсомола, Государственной  РСФСР, международной им. М.А.Шолохова, всероссийской им. С.А.Есенина                                                  

Конечно, всегда вроде трудно говорить о человеке, профессионально работающем в литературе, и в то же время есть тайный голос в душе, который облегчает это радостное желание твоё. Когда я прочитал пьесу Владимира Фёдорова «Два берега одной Победы» о тяжких годах военного времени, где автор рисует нам характеры и образы наших лётчиков, заодно с американскими пилотами, помогающими нам в битве с фашистами, меня удивило: как он талантливо и правдиво заземлил это всё на своём родном отчем крае, на доброй и трудолюбивой Якутии.

           Да, без любви и верности к малой родине – человек по-настоящему не сформирует себя, не хватит сыновьей стати и ума. Вот и в его романе «Сезон зверя» – ласка озёр и рек. Солнечный букет планеты.

          Он настолько знает быт, знает, слышит и разговаривает в таком контакте житейском с природой, земляками, воинами, гостями, со всем населяющим её живым миром, начиная от бабочек и кончая медведями, что я искренне удивился: у него не только творческое доброе расположение к людям, природе, а очень оригинальные на этом фундаменте доброты масштабность и глубина проникновения и познания. Он как будто бы знает тысячи лет язык и думы природы, и когда он повествует, то это так ярко и красиво выражается в слове, во фразе, в общем образе! У него обилие доброты, а доброта всегда – вдохновение.

          Много убеждённости и самостоятельности, обособленности – в каждом его герое.  Это всё идёт от этого богатства его ощущений, от того, что он – слышащий, чувствующий и разговаривающий с природой, как с мамой седой нашей. Не просто интересный человек, не просто беседа, знаете – как бы мы отметили – добрый, впечатляюще мудрый, нет, это – масштабно глубокий автор, потому что так слышать природу – надо таким родиться, природа вскормила его и вырастила. Он не может не пользоваться художественной красотой слова, художественной оснасткой этого внешнего мира, а тем более – достоинством отчего края, человека и Родины!

          Есенин – красота рязанского края. Твардовский – судьба Смоленщины. Шолохов – история Дона. Сюжетность, ритмика, мелодика книги, зазывающее тебя в содержание страниц желание дочитать их и так далее!.. Верность родному краю, верность России – энергия вдохновения, свет и стать. По страницам идёшь, как через природу, и я уверен потому, что такие вот качества щедро присутствуют в нашей классике, присутствуют во многих писателях старшего поколения, которые прошли Отечественную войну, и я назвал бы Юрия Бондарева, Виктора Астафьева, назвал бы Бориса Можаева, назвал бы Ивана Акулова, назвал бы Михаила Алексеева, Константина Воробьёва, Фёдора Абрамова и многих других, не только русских, но и национальных классиков в краях и областях России. Ведь их читаешь ты, как бы привыкший к классике, осознаёшь традиционно и обожаешь их традиционно, без кичливых восторгов, а просто с высоким и благодарным уважением к их творчеству и мастерству.

 

          Но Владимир Фёдоров – это же другого поколения человек! И у него язык тоже свой, красивый, душа слова его очень красивая, добрая, подвижная, отзывчивая, и я просто наслаждался красотой его речи, красотою мира тех людей, которых он рисует и ведёт через стихи, рассказы, повести и пьесы по своему пути.

          Владимир Фёдоров богат на светоносный и золотистый набор и рисунок слова, поэтому я ещё раз говорю, что это очень одарённый человек, потому что человек, с такой трогательной зоркостью относящийся к природе, не может вяло или сухо владеть языком. Такой человек – сам природа. И вот я просто считаю, что надо к нему относиться благородно, потому что такой человек не может быть недобрым, не может быть немудрым. Не может быть не помогающим другому человеку. Доброта и талант – дети одной матери! Доброта и талант – счастливая Божья тропа истины.

          Владимир Фёдоров – во всём твой, во всём отзывчивый, во всём понятный, в прозе и стихах – наш!  И вы посмотрите, в самом последнем его цикле стихов об Африке, где он побывал недавно:

 

В миражах раскалённого Нила,

                                          Где от зноя вскипают пески,

В поднебесье взлетает могила,

                                          Всем законам земным вопреки.

 

          Образ какой! Понимаете, кто рискнёт – в поднебесье взлетает могила..? Мало что сказать так  –  надо же это всё осердечить психологически, чтобы это было достоверно и человек не сомневался. Вот это у него есть! Он богат на слово и на рисунок художественный стихотворения. Я слышал многие добрые слова о нём, и очень обрадовался, когда прочитал Нину Попову, Ирину Шевелёву, Николая Переяслова и других критиков и поэтов, сказавших о нём окрыляюще. Промыслительно, что его, тогда ещё совсем неизвестного, одновременно зорко разглядели в далёкой Якутии и отметили два больших мастера слова – великий русский поэт Юрий Кузнецов и патриарх-критик Русского зарубежья Николай Зиновьев. Первый напечатал его в Москве, второй – в Нью-Йорке, и оба предварили эти публикации словами особой надежды и веры в молодого поэта:

 «Его слух ловит символ. Природа такого слуха способна слышать запредельное… У него редкий дар: осязать поверхность недосягаемых вещей…»  «Он свежо видит цвет. Такая изобразительность уже не пустяки, но Фёдоров способен на большее. Он обладает внутренним зрением, которому открыты уже не оттенки и виды, а видения…»

          А он ещё и драматург. Поэт, прозаик, драматург. И мне многое в нём понятно. Я родился и вырос в Башкирии, среди русских, украинцев, татар, башкир, чувашей, мордвы, и это во мне очень живёт сейчас, я отношусь с особой любовью к каждому народу и в творчестве Владимира Фёдорова я  вижу эту святую азбуку. Вот его отношение: Якутия –  ведь тоже многонациональная, Якутия – его колыбель, его судьба! Там – представители разных народов, малых, больших, дети, внуки и правнуки их.

          И вот я вижу его, действительно, братское отношение к соседям. А это очень важно. Такого честного дарования человек не может быть другим. Потом, знаете, я очень рано увидел: в юности и молодости я проработал десять лет в первом мартеновском цехе Челябинского завода, то есть каждый день имел дело с кипящей статью, и вот – люди там другие, понимаете, потому что работа эта опасная, тяжёлая, грозная. Но разве испортит душу и совесть человека кипящая броневая сталь? Сталь – защитница?

          И я понял – талантливый человек – всегда добрый, очень отзывчивый, очень помогающий. Ему радостен твой успех! Вот эти необходимые качества я увидел и в нём, во Владимире Фёдорове – драматурге, прозаике и поэте. Якутия его очень уважает, там ставятся – идут через сцену в народ его произведения. И в Москве у него складывается всё очень нормально и хорошо.

          Широкая душа – авторитет судьбы и успеха.  Человек, который доверчиво вошёл в мир Природы, у него и язык соответствуют природе: энергия и дисциплина, чистота и красота. Природа, отчий край. Народ его и вся Россия наша – Христова заповедь, истина и подвиг!

          Даже, если бы я слышал, а не читал его, в первой же строке я сразу бы ощутил серебристый отклик слова поэта.

          Я желаю ему здоровья, семье его радости, а ему ещё и вдохновения, и чтобы успехи не только сопровождали его, но и летели чуть-чуть впереди: так нам, поэтам, положено жить и творить!