Mobile menu

 

 

Гражданин № 1 навсегда исчезнувшего города. Непридуманная повесть

 

         Эта повесть о моей малой родине, какой я её увидел глазами ребёнка и утратил подростком, была написана ещё в 1988 - 89 годах, но, готовя к изданию вышедшую в 2016 году книгу прозы "Ночной целитель", я дописал ещё одну главу в конце повести и кое-что добавил в остальной текст. 

«…Ты утаил сие от мудрых разумных и открыл то младенцами».

  Новый завет

    А все-таки есть в этом возрасте что-то таинственное, знаковое, мистическое…

     37 лет… Недаром на их рубеже покинуло подлунный мир столько гениев и ярких талантов. Особенно – поэтов, музыкантов и художников. Достаточно вспомнить имена, первыми приходящие в голову, – Пушкин и Аполлинер, Рафаэль и Байрон, Рембо и Бёрнс, Лорка и Одоевский, Маяковский и Ван Гог, Хармс и Кедрин… Пару шагов, то бишь годов влево или вправо – и к ним прибавятся Моцарт и Шопен, Мендельсон и Безе, Хлебников и Гумилёв, а там недалеко и Блок с Эдгаром По, Джеком Лондоном…

Подробнее: Гражданин № 1 навсегда исчезнувшего города. Непридуманная повесть

Звезда голуболикой Жаннет

      

Эта повесть была написана в 1993 году, но отцифрована и выставлена на сайт в конце июня 2015 года, по просьбе читателей - её включили в 100 книг,  рекомендованных для прочтения якутским школьникам и студентам.     

«Опять чушь какая-то», – вздохнет искушенный читатель. Позвольте! Она действительно была голуболикой. Собственно, голубым было не всё её лицо, а только щёчки. Чуть выше глаз благородный аристократический цвет переходил в темно-зеленый, в затем вдруг резко высветлялся в густых волосах непритязательной прически. Если добавить к этому глубоко посаженные карие, с легким малиновым отливом глаза и очаровательно торчащие в стороны жёлтые ушки, то мы получим почти полный её портрет. Возраст дам называть не принято, но все же отметим, что у Жаннет он приближался к бальзаковскому. Сейчас она спокойно дремала на коленях у своего Хозяина-Повелителя, даже не подозревая, какой очередной зигзаг вычерчивает судьба.

Подробнее: Звезда голуболикой Жаннет

Скрипка

Маленькая повесть

Она висела в главном углу нашей деревенской избы рядом с большой, взятой под стекло рамой, где были развёрнуты веером десятка два фотографий – вся семейная родословная в лицах. Чуть правее на гвозде топорщилась нахохлившейся вороной старая керосиновая лампа, а пониже белели почетные грамоты матери с профилями Сталина. Всё это были вещи запретные для моих детских рук, а потому – вызывающие интерес. Особенно притягивала она, скрипка. По малости лет я не мог знать истории её появления в доме, но каким-то чутьем угадывал, что самая тесная связь у скрипки – с прабабушкой, нашей бабой Зиной.

Подробнее: Скрипка