Mobile menu

 

 

Ида

   

Стихи приходят по-разному – одни робко, едва слышно стучат в окно на рассвете и с надеждой ждут, услышат их или нет? Другие бесцеремонно нагоняют в дороге и путаются под ногами весь день. Третьи с достоинством званых гостей появляются в урочный час и начинают картинно вальяжничать.  Четвёртые – типичные полуночники – хлебом их не корми, только дай засидеться до третьих петухов. А есть и такие, что приходят во снах. Тогда ты вдруг оказываешься одновременно и зрителем, и действующим лицом необычного по яркости и ощущениям ночного видения, после которого просыпаешься с готовым стихотворением в голове – остаётся только его записать.

Подробнее: Ида

Ночной целитель

 

Индигирка – река особая, дикая и прекрасная в кипящих верховьях, сжатых каменными плечами скал, мистическая и таинственная в среднем течении предгорий, загадочная и неведомая в многоруком устье у студёного океана. Сколько же лет мечтал я пройти по ней – слившись со всеми её стихиями, спуститься на небольшой лодке от заоблачных гор до самых тундровых низовий! А начать путь, конечно же, от овеянного мрачной славой ущелья Улахан Хапчагай…

Подробнее: Ночной целитель

Большая белая рыба

 

Сергей открыл глаза и сладко, не торопясь, с хрустом потянулся, пробуждая молодое сильное тело. Как прекрасен всё-таки первый месяц после дембеля! Никто чуть свет не заорет «Подъм!», не заставит топать в обрыдших кирзачах в солдатскую столовку, вталкивать в себя через силу недоваренную "шрапнель". И даже самый главный генерал не сможет ему ничего приказать. Больше того — над ним сейчас вообще не властен никто, кроме, естественно, Бога, если он есть. Поскольку вокруг, километров на триста, — ни единой живой души. Только нетронутая якутская тайга, зелёные отроги гор, хрустальной чистоты река и он — вот в этой старинной, но крепкой избе — полновластный её хозяин на целую неделю.

Подробнее: Большая белая рыба

Вечерняя прогулка по свежему воздуху

    

Завтрашний день объявлен нерабочим. Во-первых – прошли две положенные по полевым геологическим законам недели, во-вторых – у Таньки именины. И это, конечно, главное. Весь отряд сегодня ходит с таинственными и озабоченными лицами – понятное дело – каждому из шести бородачей хотелось бы преподнести в подарок нашей королеве что-нибудь такое, чтобы ахнула не только она, но и собратья по сильному полу. А что неожиданное можно отыскать на дне рюкзака, если небольшая горстка людей уже почти отработала полевой сезон, провела в полном отрыве от цивилизации на отрогах глухого Сетте-Дабана четыре месяца? Тут не только каждая захваченная с собой безделушка примелькалась, но, кажется, даже все сколько-нибудь примечательные истории не раз пересказаны. Так что надеяться можно лишь на свою находчивость да щедрость здешней тайги и окрестных гор... А всем ох как хочется подарить Таньке что-то необычное...

Подробнее: Вечерняя прогулка по свежему воздуху

Колымская соната

 

Задержавшись в Магадане на несколько часов из-за погоды, самолёт приземлился в Колымске уже под вечер. Слава Богу, успели сесть на полосу, приспособленную только для дневных полётов. «Наконец-то на месте», — с облегчением вздохнула Анна, ступив на твёрдую каменистую землю, на которой не стояла уже почти десяток лет. Да, в последний раз она прилетала сюда с матерью после окончания школы — всего на недельку, как всегда — попроведывать деда. Помнится, тогда был самый конец июня, и вовсю сияли своим матовым светом белые ночи. Стояла такая необычная для Заполярья теплынь, что самые отчаянные смельчаки даже начали купаться Колыме. Окунулась пару раз и она, чтобы было потом о чём рассказать в Москве подружкам.

А сегодня — десятое августа, и Север начинает заметно уже заявлять о себе и этими ранними сумерками, и потускневшей листвой невысоких берёзок, и прохладным ветерком, тянущим с реки.

Подробнее: Колымская соната