Mobile menu

 

 

Как бы ни умаляли идеологи прошлых лет роль личности в истории, но чем дольше живёшь, тем больше убеждаешься в обратном – именно отдельные выдающиеся люди совершают прорывы в науке и политике, поднимают на новые вершины культуру, литературу и искусство. Время от времени это случается на уровне планетарном, чаще – на более скромном, но не менее значимом. Впрочем, иногда события, кажущие поначалу лишь местными, обретают мировое признание. Главное, чтобы появилась та самая Личность с неуёмным желанием открыть глаза людям, встряхнуть их, создать, сотворить что-то совершенно необычное. Откуда берутся такие – одному Богу известно, но время от времени Провидение направляет их туда, где без них точно ничего бы не произошло. Именно таким образом «заглянув на неделю» из родной Армении в Болгарию, Карен Алексанян внезапно «задержался» на двадцать лет, а скорее всего – на всю оставшуюся жизнь. И не просто задержался, – создал буквально в чистом поле настоящее духовное и материальное чудо – музейный комплекс «Двор Кириллицы».

 

Случилось это в Плиске, которая в далёком прошлом была болгарской первостолицей, а теперь, по сути, представляла собой обычную деревню со старинными развалинами за околицей. Но с Кареном Алексаняном случилось какое-то чудо – он вдруг как наяву увидел и объял вспыхнувшей душой неповторимую красоту и величие древнего славянского града, соперничавшего со столицей Византии, превосходящего Париж и других средневековых грандов Европы, устремившего в небо колоннаду самого большого христианского храма в Старом Свете…

– Но самым волнующим было то, – делится с нами Карен, – что именно здесь родилась кириллица. Та самая азбука, на которой написаны три тысячи книг моей домашней библиотеки и миллионы других. Я хорошо знаю историю четырёх азбук, но создатели ни одной из них не подвергались таким гонениям, не платили за свои труды такими страданиями и даже жизнями. Недаром целых восемь (!) прародителей кириллицы стали болгарскими и славянскими святыми – Кирилл и Мефодий, их ученики и последователи Климент, Наум, Ангеларий, Савва, Горазд, а также царь Борис I (в крещении Михаил), дружески принявший под свою опеку изгнанников Европы и давший им возможность завершить свои труды…

В этом месте надо сделать небольшое пояснение. Дело в том, что «просвещённая» Европа тех времён, как, впрочем, и нынешняя, отнюдь не приветствовала культурных и научных прорывов славян и была не в восторге от того, что «второсортные племена» начали обретать свою азбуку и письменность, создавать собственную духовную литературу. Поэтому, для начала, европейские богословы заявили Кириллу и Мефодию, что хвала Господу может возноситься только на трёх языках – еврейском, греческом и латинском, а всё остальное – ересь! Чтобы снять это обвинение, первоучителям пришлось в 868 году совершить поездку в Рим, где, Слава Богу, только что вошедший на престол папа Адриан II поддержал их, утвердил богослужение на славянском языке, а Мефодия даже рукоположил в епископы. Правда, там же, в Риме, заболел и умер Кирилл, завещав брату продолжить общее дело. Вернувшись в Моравию, Мефодий немало претерпел от недругов, даже побывал в тюрьме, однако высокий авторитет и сан служили защитой ему самому и его последователям. Но как только Мефодий покинул земную длань, озлобленные церковники тут же набросились на учеников первоучителя. Кто-то был брошен в темницу, кто-то продан в рабство. Но нескольким удалось бежать в Болгарию – под защиту царя Бориса.

– Где-то вот здесь, – продолжает рассказ Карен, – в доме некого вельможи Есхача, близкого друга царя Бориса, ученики Кирилла и Мефодия переработали глаголицу первоучителей в кириллицу и представили её покровителю. Думая об этом, я мысленно увидел величественного и мудрого болгарского царя, восседающего на троне. Напротив него парили в небесах белые видения Кирилла и Мефодия, а между ними стояли буквы новой азбуки, выстроившиеся, как солдаты на параде. Так и родилась почти мгновенно идея создания духовно-исторического мемориала… Вы спрашиваете, откуда и почему это во мне вдруг проявилось? Уверен, что от мамы. Она была преподавателем литературы и привила мне любовь к чтению, интерес к истории, уважение к нашей армянской и славянской письменности… За всё, что она для меня сделала, я и посвятил ей этот мемориал…

Сегодня «Двор кириллицы», похожий на средневековую крепость или замок, – одна из главных достопримечательностей не только Плиски, но и всей Болгарии, место постоянного паломничества многих тысяч людей, решивших отдать дань памяти и благодарности создателям письменности почти ста народов мира. Это сегодня. А началось с того, что армянский предприниматель Алексанян, вопреки всем законам бизнеса, выкупил за собственный счёт восемь тысяч квадратных метров земли на пустоши и стал собирать со всей округи старинные камни, хранящие дух времени, чтобы построить из них небольшой храм Святого Бориса I – Михаила, носящего ещё и сан Крестителя, поскольку именно он привёл к христианству болгарский народ. Рядом с храмом расположилась монументальная скульптура царя из белого камня. Напротив статуи Бориса, через двор, окружённый каменной стеной, вырос такой же белоснежный монумент Кириллу и Мефодию, а за их спинами взметнулся в небо 12-метровый крест.  Всё получилось так, как виделось в мечтах Карена. Изваял эту монументальную композицию известный болгарский скульптор Бехчет Данаджъ.

Теперь дело оставалось за буквами, которые должны были выстроиться вдоль стен. И тогда Карен вспомнил, как однажды на своей родине, в храме Святого Маштоца видел армянский алфавит, вырезанный из туфа. Почему бы и здесь не использовать любимый камень армянских зодчих и их умелые руки? Да ещё тем самым и протянуть духовную нить между двумя дружескими странами? Сказано – сделано! Осенью 2014 года Карен Алексанян привёз в болгарский «Двор» известного армянского скульптора Рубена Налбандяна и детально посвятил его в свои планы, обговаривая образ каждой буквы и украшающего её орнамента. Вернувшись на родину, Рубен собрал команду из 12 лучших учеников, и они принялись за дело. Первой скульптурой, предшествующей «параду букв», стал традиционный армянский символ – камень-хачкар с начертанными на нём словами единения двух древних народов и их христианской общности – подарок к грядущему 1150-летию крещения Болгарии. А потом пошли одна за другой 32 двухметровые буквы от «А» до «Я». Вес каждой был около 500 килограммов, и доставка их в Плиску тоже оказалась целой эпопеей. Немало пришлось потрудиться и с установкой на месте. Но зато теперь посмотреть на эти шедевры армянских мастеров – любо-дорого!

– Вот эта буква «С» символизирует свет, источник жизни, истины, божественного начала, – поясняет Карен, проводя нас вдоль шеренги резных литер-изваяний из коричневого туфа. – На букве «К» изображены колокола, похожие на красивые цветы, звенящие многоголосьем природы. «А» – начало человеческой истории от Адама, «Я» – божественный плод райского сада… Факел на букве «Ф» разрывает тьму и освещает путь нашего единства. Буква «Х» – храм, обитель Бога на земле, а на букве «Б», конечно же, вырезано изображение Самого Бога, вознесённого на небеса, но близкого и любящего всех своих тварей…

Рассказ Карена звучит как духовная поэма, и пронизан любовью и преклонением к воссозданной истории, к именам творцов славянской письменности. Чувствуется, что он часами может рассказывать о каждом из них, о прежней великой Болгарии, расстилавшейся на Балканах «от моря до моря», о её создателях и знаменитых правителях.

А что бы представить всё это наглядно, он приглашает нас прогуляться по нескольким залам воздвигнутой из старинного камня «Крепости Кириллицы», олицетворяющей собой твердыню славянской письменности, её стража, объединителя и представляющей из себя культурно-исторической комплекс внушительных размеров. В галерее, расположенной на первом этаже, перед нами в живописных полотнах предстает вся история создания кириллицы и обретения её славянским миром – от предсмертного обращения-завещания Кирилла к Мефодию до крещения болгар в православную веру и принятия монашества царём Борисом. Все эти картины написаны по заказам и по сюжетам Алексаняна, ставшего за два десятилетия поистине экспертом и затоком истории письменности и христианства славян. Работы выполнены известными болгарскими мастерами кисти Иваном Узуновым, Михайлой Михайловой, Валентином Голешевым и представляют настоящую художественную ценность. Можно с уверенность сказать, что подобной галереи не существует больше нигде.

Название зала «Создание азбуки» говорит само о себе и переносит нас в средневековую атмосферу, в дом упомянутого Есхача – вельможи и верного соратника Бориса, укрывшего у себя учеников Кирилла и Мефодия. В виде восковых скульптур, созданных болгарским художником Борисом Борисовым, пред нами предстают, как живые, Климент, Наум и Ангеларий, увлеченно работающий над рождающейся на свет кириллицей. А вдоль стен протянулись большие деревянные панно с искусно вырезанными на них алфавитами глаголицы и кириллицы, а также выписанные изящной вязью слова «Бог», «Вера», «Дух», «Климент». Несмотря на, казалось бы, не очень большой размер, который скрадывается «средневековыми» каменными стенами и потолком, зал вмещает 500 человек, он оснащён современными мультимедиа, и в его особой ауре, думается, очень хорошо проводить вечера, концерты и праздники, соответствующие царящей тут атмосфере.    

Дальше лестница ведёт на второй этаж крепости, во владения «Болгарской славы». Многие наши современники, знающий Болгарию как одну из небольших стран, довольно скромных на фоне нынешних государств-лидеров Европы, наверное, даже и не представляют, что когда-то её предшественниками были процветающие и всесильные Одрисское, Первое и Второе Болгарские царства, перед которыми трепетали Рим и Византия. Знаменитый гладиатор-фракиец Спартак из Одрисского царства был, по сути, далёкой предтечей болгар. А их пращур, властитель Крум, не зря именовался Грозным – наголову разбив в очередной войне византийцев, он, в соответствии с тогдашними языческими нравами, сделал себе кубок для вина из черепа их правителя. С этим кубком он и стоит в виде восковой скульптуры в Зале славы рядом с создателем древней Великой Болгарии Курбатом и его сыном Аспарухом, провозгласившем после победы над теми же византийцами в 681 году: «Здесь будет Болгария!». Наследник Аспаруха Тервел с мечом в руке был назван в своё время «Спасителем Европы», поскольку сумел со своими воинами остановить и разгромить огромную арабскую армию, вторгшуюся на континент. Немалыми славными делами овеял своё имя и Омуртаг, создатель Первого Болгарского царства, который, судя по его деяниям, придавал значение слову и созиданию гораздо больше, чем мечу. Ну и, конечно, венчает Зал славы восковая скульптура на троне Бориса Крестителя, давшего болгарам не только христианскую веру, но и, как уже упоминалось, единый язык и собственную письменность. Болгария в те далёкие времена своего «золотого века», по сути, являлась империей, включавшей в себя многие нынешние европейские государства и простиравшаяся от Карпат до Эгейского моря и от Чёрного моря до Адриатического. Выйдя из этого зала, понимаешь, на чём зиждилось и почему прорвалось в последние века стремление болгар к воле и независимости, которую не смогли сломить даже пять веков османского ига.

Алексанян распахнул ворота новорождённого историко-культурного комплекса весной 2015 года, когда вся Болгария праздновала 1150-летие своего крещения в христианскую веру. В те дни в Плиску хлынули тысячи паломников, и, конечно же, они не миновали «Двор Кириллицы», открывая его с восторгом и благоговением. Писатель Христо Стоянов тут же окрестил мемориал «культурным феноменом, который стоит выше всех министерств культуры». А поэтесса Елка Няглова, президент Славянской Академии литературы и искусств, назвала парад букв «каменным паспортом каждого болгарина» и на следующий год привезла во «Двор Кириллицы» участников фестиваля поэзии «Славянское объятие» со всей Европы и даже Азии.

Ну, а Карен двинулся дальше и задумал Аллею Писателей, где решил представить литературных классиков всех народов, когда-либо писавших и пишущих на кириллице, – в виде скульптурных портретов. Начало аллее было положено 1 ноября 2107 года в болгарский «День народных будителей», когда на первый пьедестал торжественно установили скульптуру поэта с мировым именем Пейо Яворова. Бюст выполнил армянский мастер из болгарского Пловдива Аршак Тжикян. Он же высыпал в основание постамента горсть земли и положил букет цветов со двора родного дома классика, сделав это традиционным ритуалом. Затем рядом с Яворовым встали его знаменитые земляки-продолжатели Иван Вазов и Христо Ботев. Следом появились сербы – первый лауреат Нобелевской премии из южных славян Иво Андрич и его собратья Вук Караджич и Бронислав Нушич.

Одна из внутренних стен, ограждающих аллею, была отдана под барельефы детских писателей, которых сегодня уже 14 – из Болгарии, Украины, Беларуси, Сербии, Молдовы, Македонии, Монголии и других стран. Конечно же, наши взоры сразу же притянули родные с детства профили Маршака, Агнии Барто, Сергея Михалкова…

Русские писатели-классики образовали на аллее особую линию, которую открыли Пушкин, Достоевский и Есенин. Нынешней весной и летом к ним присоединятся юбиляры 2018 года – Толстой, Тургенев, Крылов, Горький и Высоцкий. Из писателей народов России уже представлены основоположник осетинской литературы Коста Хетагуров, патриархи ингушской и чувашской литературы Идрис Базоркин и Николай Ильбеков.

Надо отметить, что на предложения Карена Алексаняна откликнулись почти все национальные регионы России, где литература создается на кириллице. Во многих местах уже идёт работа над скульптурами, причём, их создают самые лучшие ваятели. Таковы условия Алексаняна, который сам оплачивает работу скульпторов. От участников этого масштабного проекта он требует только одного – чтобы они сами привезли в Плиску готовый бюст вместе с горстью родной земли писателя и торжественно открыли памятник на аллее.

Из всего перечисленного в публикации очевидно, что создание и развитие такого уникального комплекса, его содержание, включая неупомянутую нами инфраструктуру по обслуживанию паломников и туристов, требует огромных затрат, которые, конечно же, совсем не окупаются недорогими билетами. Но Карен Алексанян, успешно занимаясь бизнесом в других сферах, вкладывает все прибыли от них в «Дом Кириллицы», сделав его смыслом жизни. Вот такой он «неправильный» бизнесмен и очень правильный, светлой души и высоких помыслов человек. Та самая Личность в истории, без которой, как поётся в песне, «здесь ничего бы не стояло…»

Как не было бы, наверное, нашей с вами родной азбуки, не появись на свет в городе Фессалоники два великих брата – Кирилл и Мефодий…

Сам Карен так объясняет свою позицию:

– «Двор Кириллицы» – это моё дитя, и, как положено родителю, я должен содержать его до совершеннолетия, а не наоборот. Сегодня болгары живут небогато, далеко не все они могут себе позволить посетить ресторан, поселиться в гостинице, но теперь почти каждый имеет возможность побывать в этом месте, прикоснуться к своим истокам. И если с годами о нашем комплексе узнают все 500 миллионов жителей Земли, пишущих на кириллице, если он станет местом их единения и постепенно превратится в славянскую святыню, – исполнится моё самое заветное желание…

Остаётся только выразить уверенность, что желание Карена Алексаняна непременно сбудется!

Этот очерк опубликован в пятом номере "ОЛГ" за 2018 год.