Mobile menu

 

 

Страшная тайна железного рудокопа,

или Необычные приключения в царстве самоцветов

Здравствуйте, я - Кембрик!

 Давайте знакомиться, ребята! Меня зовут Кембрик.

“Странное имя!” — скажете вы.

Ничего странного! Любой человек, разбирающийся в геологии, скажет вам, что мое имя происходит от слова “кембрий”, которым ученые называют самое древнее время, самые древние моря и горы, что находятся сейчас глубоко-глубоко под землей. Вместе с ними появился и я. Было это примерно пятьсот миллионов лет назад.

 

“Столько лет, а такой маленький!” — подумает кто-то из вас.

Ничего удивительного! Я специально остался таким маленьким, чтобы легче было под землей жить: я и в любую трещинку проскользну, и по любому подземному ручейку проплыву, и под любым камнем отдохнуть прилягу.

А знаете, ребята, сколько за миллионы лет я увидел и запомнил! Сколько подземных тайн открыл, сколько самоцветных кладов отыскал! Так мне хочется обо всем этом вам рассказать! Так хочется! Особенно о том, что таится в недрах Якутии. Да, да — именно Якутии, ведь я живу в этой северной республике, хотя и иногда подземные путешествия уводят меня даже на другие континенты, в дальние жаркие страны.

Почему я поселился в Якутии? Да потому что редко где на планете таится под землей столько кладов и тайн. С давних времен известна легенда о том, что когда-то сам Бог летал над всей Землей и разбрасывал сверху сокровища. И вот когда он оказался над Якутией, у него от холода так замерзли руки, что он выронил весь мешок с самоцветами, драгоценными и полезными минералами. Потому и оказалось их здесь такое множество.

Хотите познакомиться с этими кладами поближе?.. Хотите! Тогда я приглашаю вас в свои владенья. Итак, возьмем в правую руку геологический молоток, в левую компас, и — вперед!

А чтобы вам было проще и легче ориентироваться в путешествии, сначала внимательно посмотрите таблицу геологического времени. Из нее вы поймете, кто и когда жил на нашей планете, как назывались и сколько лет длились древние периоды и эры Земли.

 

 

Король подземного царства

Как сейчас помню: случилось это в юрский период, сто пятьдесят миллионов лет назад. Шел я подземной тропкой к поверхности, хотел за динозаврами понаблюдать. И вдруг ка-ак грохнет! Как все затрясется, загудит! Я вообще-то смелый и многое повидал, но в этот раз, признаюсь честно, перепугался, в какую-то расщелину забился. А когда успокоился, пошел разбираться: что же случилось в моем царстве? А случилось вот что — на глубине километров эдак в пятьдесят произошел настоящий взрыв газа в горных породах. Жарища там поднялась — больше тысячи градусов! Породы расплавились, закипели, забурлили, прорвали в земле огромную дыру, сами же ее мгновенно заполнили и застыли. Удивительной получилась порода, застывшая в дыре, — голубовато-зеленого цвета, с желтыми и красными крапинками и кристалликами с серебристым блеском. Намного позже геологи стали называть так забитые породой дыры трубками. И вот в одной из трубок я увидел совершенно необычный камень, который сиял как маленькое солнце и был очень твердым. За эти качества его и назвали потом древние греки “адамас”, что означало “непобедимый”, а в русском языке он появился под именем алмаз.

Долго я думал о том, из чего возник алмаз. Не мог же он просто так появиться? Не мог! Пришлось мне разобрать его на самые маленькие частички —— на атомы. Вот только тогда я и понял, что алмаз — это бывший графит. Самый обыкновенный графит, что пишет в карандашах! Только от огромной температуры и давления в трубке он сжался и стал прозрачным и твердым.

Первые алмазы люди нашли в Индии, Южной Африке, Южной Америке — в жарких странах, и потому думали, что блеск и красота их объясняются тропическим климатом, что в северных краях алмазов просто не бывает.

Слушая рассказы об этом, я только посмеивался: ведь я-то знал, что в подземельях холодной Якутии хранятся столь же великолепные самоцветы, просто пока еще не наступил их час.

Да, надо вспомнить, что на первую алмазную трубку люди случайно наткнулись в Южной Африке. Рядом с ней вырос городок добытчиков алмазов Кимберлей. И потому голубовато-зеленую породу стали называть во всем мире кимберлитом. А вообще самые первые алмазы находили в россыпях Индии В старинных книгах записано, что это случилось около пяти тысяч лет назад, но я-то помню, что встреча человека с алмазом произошла гораздо раньше. Если бы я знал тогда, к чему она приведет! Красота сделала алмаз самым дорогим камнем. Тысячи людей принялись за его поиски, преодолевая огромные трудности, испытывая опасности. Из-за алмазов начинались войны, ими платили дань и украшали царские коровы. Хотели ли сами алмазы этого? Конечно же, нет! Хотя им очень нравилось, когда умелые ювелиры наносили на их бока 57 граней и они становились сияющими бриллиантами, вызывал всеобщее восхищение.

За многими из самых крупных алмазов веками шла недобрая слава. Так, известный на Древнем Востоке бриллиант “Кох-и-нур” приносил раз за разом несчастье всем 18 шахам и царям Индостана, которые им владели. В переводе его название означало “Гора света”, а мне так и хотелось порой назвать его “Гора горя”. Хозяева его гибли то от яда, то от меча или кинжала, то в конце концов умирали в нищете. Тысячу раз я пожалел, что не успел вовремя спрятать этот камень куда-нибудь поглубже и подальше от л глаз.

А однажды, тоже в Индии у реки Кистна решил я сделать подарок бедному индусу-рабу. Думал, что мой алмаз поможет ему получить свободу и расстаться с нищетой. Вот и подбросил ему в шахту камень величиной со сливу, который потом назвали “Регент”. Индус сделал вид, что поранил голову, и забинтовал ее, укрыв под повязкой алмаз. Обхитрив злых надсмотрщиков, он бежал в ближайший морской порт, чтобы уплыть куда-нибудь в дальние страны и там счастливо зажить. Но матрос, которому он доверил свою тайну, оказался жадным и коварным. Он убил индуса и продал алмаз за тысячу фунтов губернатору города Мадраса. А тот, зная настоящую цену алмазам, перепродал камень уже за несколько миллионов тогдашнему правителю Франции герцогу Орлеанскому. И на беду случилось, что став императором этой страны, именно за “Регент” купил оружие для своей армии завоеватель Наполеон. Покорив несколько стран и разбогатев, он выкупил камень обратно и украсил им рукоятку своей шпаги. Так мой камень невольно стал тоже завоевателем. Разве этого я хотел!.. Когда Наполеон был разбит под Ватерлоо, его оруженосцы в панике потеряли шпагу. Чтобы покончить с этой кровавой цепочкой, я проник ночью на поле боя и хотел выковырнуть алмаз из шпаги. Но, увы… Я сумел только чуть-чуть расшатать камень, — слишком уж прочно закрепил его мастер. Алмаз достался прусским солдатам и угодил в казну их короля. В конце концов, через много лет, он снова вернулся во Францию и попал в ее главный музей — Лувр, где хранится и сегодня. Не так давно «Регенту» исполнилось 290 лет. Я был на дне рождения, и мы долго вспоминали бурную жизнь именинника.

А королем алмазов и, конечно же, всех прочих камней считается “Куллинан”. Когда его нашли в Южной Африке, он был величиной с кулак взрослого человека и весил больше полкило. Купить такой огромный алмаз не смогли даже самые богатые миллионеры, и его распилили на 96 бриллиантов.

Со временем люди поумнели, перестали убивать друг друга из-за алмазов, начали применять их с пользой. Вот тогда я и стал открывать им свои кладовые. В том числе и в Якутии. Может, вы слышали, что отыскать первую кимберлитовую трубку возле нынешней алмазной столицы Мирного помогла… лиса. Да, возле выхода из ее норы геологи обнаружили кусочки кимберлита. Все правильно, но как он туда попал?.. Скажу по секрету: это я принес его по своему подземному ходу, а лисица только выбросила на поверхность.

Кстати сказать, в Якутии за последние десятилетия было добыто немало крупных алмазов, самые большие из них величиной раза в два побольше «“Регента» примерно с куриное яйцо. Но я все-таки считаю, что самый-самый великан пока еще не найден. Быть может, его отыщет кто-то из вас, ребята?.

Сегодня алмаз — не только очень дорогой, но и очень полезный минерал. Его необычно твердые грани помогают геологам бурить скважины, машиностроителям — обрабатывать сверхпрочные сплавы. Он сверлит тончайшие отверстия и полирует до зеркального блеска металлы. Люди научились добывать такие рабочие алмазы не только из кимберлита, но и получать их искусственно на специальных заводах. Недавно даже появился робот, который сам делает алмазы из графита. Людям остается только брать готовые кристаллы с его металлической руки. Но алмазы моего подземного царства все равно красивее и лучше!

 

Кожаные самолеты

Раз уж мы попали вместе с алмазом в юрский период и его подземелья, давайте выглянем ненадолго наверх, на землю. Только осторожнее! Не боитесь?.. Чего на земле бояться!” — хмыкнет кое-кто из вас. Не торопитесь усмехаться, вы же никогда не были в юрском периоде! А я там жил…

В тот день взрыв кимберлитовой трубки напугал не только меня. Долго наверху слышался тяжелый топот и ужасный рев, это разбегались в разные стороны бронтозавры и диплодоки — гигантские ящеры, каждый из которых был раз в десять тяжелее и больше слона. Не дай бог попасть такому под пятку! Хотя в другое время я спокойно взбирался по их длинным хвостам на бугристые спины и любовался оттуда окрестностями. Дело в том, что эти гиганты питались только травой или болотными растениями, и специально никогда никого не обижали. А вот нечаянно задавить вполне могли.

Но были и другие ящеры -- ужасные мегалозавры. Я бы сравнил их с нынешними кенгуру: они тоже скакали на задних лапах, отталкиваясь сильным хвостом. Только ростом были примерно с трехэтажный дом, со страшными загнутыми когтями на лапах и огромными зубами в пасти. Едва завидев такого “попрыгунчика” на горизонте, я тут же спешил покинуть спину диплодока, потому что знал: сейчас может грянуть бой. И действительно, не раз при мне свирепые мегалозавры нападали на неповоротливых гигантов и после жестокого боя разрывали диплодоков на куски. Единственным спасением мирных ящеров было болото, где “попрыгунчики” вязли в трясине и не могли двигаться.

Да, юрский период был настоящей эпохой ящеров. Каких их только ни водилось в ту пору. От упомянутых уже гигантов,— до малышей, едва доходивших мне до колен. Они царили не только на суше, в болотах и морях, но и в... воздухе. Да, да, в воздухе! Эти-то и были самые вездесущие и опасные. Начиная с величины нынешней летучей мыши, они достигали размеров современного дельтаплана и даже маленького самолета. Таких хищников называли птеродактилями. Крылья их представляли собой кожаные перепонки, натянутые от костистых передних лап почти до самого конца туловища. Эти самые крылья-перепонки были настолько велики для своих хозяев, что ими можно было почти не махать. Достаточно было птеродактилю повернуться навстречу ветру и расправить крылья, сидя на земле или скале,—— и воздушный поток послушно поднимал  его ввысь. Лично я считаю, что потому птеродактили вымерли, — им совсем не надо было трудиться и думать, все сделала за них природа, да к тому же приготовила сколько угодно пищи. Бесшумные кожаные “самолеты” парили в воздухе на месте нынешнего Якутска, над теплым юрским морем и его островами и время от времени камнем падали вниз, чтобы схватить зазевавшуюся рыбину или маленького ящера. Множество раз их зубастый клюв был готов обрушиться на мою голову, но мне удавалось вовремя юркнуть под камень или в трещину.

Берег моря в то время был просто усеян разноцветными камушками, часто волнами выбрасывало красивые обломки кораллов или раковины, но любоваться ими надо было осторожно. То тут, то там выползали на галечник погреть бока огромные хищные плезиозавры. А в воде скрежетали зубами прапраакулы и похожие на них ихтиозавры.

А вы говорите, что на земле было нестрашно! Еще как страшно!.. Потому-то я и больше жил в то время в подземелье.

“А как же спасались от всех этих хищников люди?” — спросит кто-то из вас. Очень просто! — отвечу я. Людей в то время еще не было. Совсем. Думаю, что на их счастье. Правда, в прибрежных  зарослях прятался ваш дальний-предальний родственник, но он едва еще научился ходить на четырех лапах и скорее был похож на взъерошенного бездомного котенка, чем на основателя великого рода. Да, увлекшись ящерами, мы как-то забыли о подземных кладовых. Кроме алмазов, в них в это время стали накапливаться металлы — свинец, цинк, вольфрам. Первый из них теперь -- в аккумуляторных батареях автомобилей, второй защищает железо от ржавчины, а третий светится в электрических лампочках. Вот таких три юрских ровесника — очень полезные братцы.

А гигантские ящеры, к сожалению, исчезли почти все —— и плохие, и хорошие. Сегодня возле Якутска вы сможете встретить только самых маленьких юрких ящериц, которые при опасности оставляют в лапах, клюве или руке преследователя свой хвост. Лишь кое-где в пустынях сохранился ящер варан — длиной с вашу руку, да на тропическом острове Борнео, около Австралии, остался трехметровый дракончик. Но зато очень много драконов и змеев-горынычей живет в сказках и мультиках. Читаю я книжки, смотрю телевизор — и вспоминаю интересные, но опасные юрские времена.

 

Черный след гигантов

Если я спрошу вас, ребята,— хорошо ли вы знаете каменный уголь? — многие из вас усмехнутся: тысячу раз видели! Черный, руки мажет, огромные кучи его лежат у котельных, а кое-кто им свои печи топит. Еще он железо в домнах плавит. Так что самое что ни на есть обыкновенное топливо!

Позвольте с вами не согласиться! Каменный уголь — один из самых необыкновенных минералов. Хотя бы потому, что он единственный из своих собратьев дал название целому геологическому периоду, начавшемуся 350 миллионов лет назад.

Необычное это было время — каменноугольный период! Если бы вы тогда захотели попасть в Африку или Индию, чтобы погреться на солнышке и покататься на слоне, то могли бы превратиться в ледышку. Эти материки покрывали огромные ледяные поля. И лично я время от времени совершал туда подземные путешествия, чтобы покататься на лыжах или слепить снеговика. А вот в Якутии было совсем другое дело! Здесь плескалось целых два огромных и очень теплых моря -- купайся хоть круглый год! По берегам морей росли хвощи и папоротники. В ваше время они едва поднимаются над землей, их с удовольствием едят коровы и козы. А тогда!.. Вы можете мне не поверить, но я сам видел дальних родственников сегодняшних хвощей высотой... в девятиэтажный дом! Представляю, как бы удивилась корова, обнаружив такую. “травку”! Вот эти-то гигантские растения и стали каменным  углем. Быстро отживая свой век, они падали на болотистую почву, на них валились другие деревья. Затем все это погружалось в глубину и под толстым слоем песка и глины мертвая древесина превращалась в уголь, отдавая ему свое тепло и энергию. Так гиганты оставили на земле черный след — пласты солнечного камня. Причем, кое-где сохранились и их личные “фотографии” — отпечатки листьев, а иногда и целых побегов, ветвей. Если перебрать много угля, то они непременно попадутся на глаза. Попробуйте сами. Интересное это было время, но тоже опасное, не лучше юрского.

Того и гляди рухнувшим папоротником придавит или в болоте завязнешь. А еще хуже — попадешь в пасть прапрапрадедушке нынешних крокодилов – пятиметровому  лабиринтодонту или гигантской жабе. А в морях опять же акулы соответствующего размера... Бр—р--р!.. Зато любил я тогда на стрекозах кататься. Сейчас таких уже нет, -- крылья у них были около метра! Летишь -- дух захватывает! А надоест — перепрыгнешь на лету на бабочку. Тоже такую же большую. Перелетаешь с ней с цветка на цветок, нектар пьешь, пыльцой заедаешь. В тогдашних огромных цветках эти вкусности водились килограммами. Хорошо...

С каменноугольного периода и остались на земле главные запасы угля, в том числе и в нашей стране — в Донбассе, Караганде, Подмосковье, на Урале. Якутия тоже углем не обижена. По моим подсчетам, здесь половина всех запасов Советского Союза. Как-то я специально прошелся под землей вдоль реки Лены, от Якутска до самого моря Лаптевых, и почти везде увидел угольные пласты. А самая главная кладовая находится в Якутии, возле молодого города Нерюнгри. Угольный пласт свернулся здесь в огромную чашу. “Стенки” ее — даже поверить трудно! — около пятидесяти метров. Вот так чашечка для великана! Потому добывают этот уголь тоже специально сконструированные великаны — экскаваторы, в ковш которых может въехать легковая машина, и самосвалы, в чьи кузова входит целых три вагона. Иногда я смотрю на них и вспоминаю бронтозавров и мега лозавров — очень уж похожи.

Кстати, “обыкновенный” уголь, ребята, сейчас используется не только как топливо. Химики научились получать из него много полезных веществ, редких металлов, удобрений и даже бензин.

 

 Камень счастья и горя

Видите эти блестящие прожилки, рассекающие темную кварцевую стену? Конечно, их просто нельзя не заметить! Давайте остановимся возле них, и я расскажу вам о минерале, с которым связано множество историй и легенд. Который не раз вел людей на подвиг и толкал на преступление. Делал счастливыми и несчастными. Заставлял уходить в дальние опасные странствия и опускаться в темные глубины моего подземного царства.

Вы, наверное, уже догадались, что я говорю о золоте. Конечно, само золото, как и алмаз, не хотело, чтобы вокруг него бушевали такие людские страсти. Оно просто приплыло из раскаленного центра нашей Земли в расплавленных горных породах и, остыв, осело в жилках да трещинках. Надоело золоту в мрачном кипящем царстве, вот оно и перебралось поближе к свету. Но слишком уж красивым оно оказалось — похожим на солнце — золотисто-желтым, блестящим, гладким. А к тому же еще и довольно мягким, легко принимающим любую форму даже под ударами камня. Не смог ваш далекий предок пройти мимо такой находки, поднял, сделал украшение и повесил себе на грудь. Случилось это примерно шесть тысяч лет назад. Довольно давно по вашим меркам, не правда ли? Хотя по моим, геологическим, это просто миг...

Золота на поверхности земли было мало. Найти его удавалось не всякому, и поэтому оно вскоре стало очень высоко цениться у людей. За кусочек золота можно было выменять и оружие, и одежду, и пищу. А чтобы удобнее было вести такие обмены, люди стали делать из золота монеты. Додумались они до этого впервые в государстве древних греков Лидии, несколько тысяч лет назад. Вот тогда-то и стали люди быстрее делиться на богатых и бедных. У кого было много золота, тот мог исполнить больше своих желаний — и хороших, и плохих. Начались из-за него ссоры и войны.

Стало золото от людей в глубокие подземелья прятаться, но богачей это не остановило. Они заставляли своих пленников-рабов, отправляя их на верную гибель, подкапывать и обрушивать целые горы. А потом промывали эти горы подведенными водными потоками и собирали золото. В глубокие шахты, где было жарче, чем в самой жаркой пустыне, насильно гнали бедняков, чтобы те добывали драгоценный металл.

Уже у властителей далекой древности — египетских фараонов — было столько золота, что после смерти их укладывали в золотые гробы. Найденный учеными-археологами такой гроб фараона Тутанхамона весил больше ста килограммов и, конечно, ценился очень-очень дорого. А у правителей средневековой Индии —— Великих Моголов — было несколько тронов, изготовленных тоже из чистого золота и изукрашенных многими тысячами алмазов, рубинов и других драгоценных камней.

Но было на Земле одно место, вернее страна, куда я любил заглядывать лет шестьсот назад. Находилась она на месте нынешних Мексики, Перу и Чили и называлась в ту пору Империей Инков. Очень много было в ней золота, но его лишь собирали в храмах — в жертву богам, да делали красивые статуэтки и чаши. Золотом любовались, но на него ничего нельзя было купить. Оно просто не имело цены. Мне это очень нравилось. Думаю, и самому золоту тоже.

К великому горю, однажды к берегу инков приплыли на кораблях испанские солдаты. Они называли себя конкистадорами, а командовал ими Франциско Писаро. Я навсегда запомнил его имя, покрытое кровью и обманом. От увиденного золота и жадности у конкистадоров помутился разум. Они стали убивать инков и грабить их храмы. Заманив к себе обманом властителя страны Верховного Инку, Писаро потребовал за него в виде выкупа заполнить золотом целую комнату. Собрав золото со всех окрестностей, жители страны выполнили условие. Но Писаро, погрузив на свои корабли выкуп, убил Верховного Инку. И тогда инки поняли, с какими бесчестными и злыми людьми столкнула их судьба. Они собрали все остальное золото, унесли его далеко в горы и спрятали в тайниках-пещерах. И никто из этих гордых и мужественных людей не выдал испанцам тайны, даже под пытками. Не досталось им золото инков. Не нашли его и до нашего времени.

«Знаю ли я, где лежит золото инков?» — спрашиваете вы. Да, знаю. Но я тоже дал в тот день клятву и потому должен молчать. Вот если кто-то из вас сам отыщет этот клад...

Кстати, и конкистадорам удалось довести домой далеко не все награбленное золото. В океане их подкарауливали такие же жадные морские разбойники — пираты. Они нападали на испанские корабли, происходили целые морские сражения. Корабли получали пробоины, загорались и шли ко дну. А вместе с ними и золото. Оно и сейчас лежит там, ждет, когда его поднимут люди с добрыми сердцами и используют на хорошие дела.

Да, должен вам напомнить, что в большие слитки золото сплавили уже сами люди, а в природе оно обычно бывает очень мелким, иногда даже невидимым. В виде камней-самородков золото встречается очень редко. Самый большой самородок, найденный за все время, был величиной “локоть на локоть”, как записал в своей книге ученый древности Бируни. Если бы вы попытались вместе с ребятишками всего вашего двора приподнять этот “кусочек”, то не смогли бы его даже пошевельнуть. Он весил две с половиной тонны! Потому что золото очень тяжелое, почти в три раза тяжелее железа. Из этого самородка можно было бы сделать ровно миллион таких колец или сережек, как носит твоя мама.

Отыскали его в древнем Афганистане. А потом, хоть и редко, стали находить самородки в Америке, Австралии, Южной Африке. Россия долгое время жила без своего золота. Только 250 лет назад на Урале появился первый рудник — Березовский. Недалеко оттуда нашли и самый большой пока в стране самородок. Он весит чуть побольше тебя, примерно 36 килограммов. Через сто лет русские рудознатцы добрались до Ленских месторождений. Ну а потом уж я показал им Алдан и Колыму, где добывается драгоценный металл сегодня.

Много золота дала Якутия стране. Оно помогало и в трудные двадцатые годы новые машины покупать, и хлебом голодающих кормить, и в Великой Отечественной войне победить...

Может быть, когда-нибудь на нашей планете наступит такое время, что всего будет вдоволь. и не надо будет ничего покупать. Но золото и тогда не останется без дела. Оно уже сегодня на орбите в космических кораблях летает, в самых важных схемах. Электронному мозгу ЭВМ быстрее думать помогает. И даже от болезней людей лечит. Что ни говори, а чудесный металл — это золото, хоть и со сложной судьбой.

 

Рубиновая гора

Как вы думаете, ребята, что получится, если соединить вместе алюминий и кислород? Тот самый алюминий, из которого сделаны самолеты и обеденные ложки, и тот самый кислород, которым мы дышим… Не можете догадаться! А получится... драгоценный камень — рубин или сапфир. Только надо делать это глубоко под землей, чтобы никто не шумел, стояла полная темнота и было очень жарко. Если что-то помешает волшебству, то вместо драгоценностей может получиться корунд —— некрасивый серый камень, которым ваши папы точат ножи на кухне. Так чаще всего и случается в природе. Иногда от досады даже хочется ногой топнуть!

А что бы вы сказали, если бы я пригласил вас совершить прогулку по рубиновой горе? Да, самой настоящей горе! И совсем недалеко, возле города Алдан. Неправда, скажете вы, нет такой горы! А вот и есть. Только — как обидно! —— вся она, от подножия до вершины, состоит из очень мелких кристаллов рубина, просто рубинового песка. А песок в кольцо или сережки не вставишь, им можно только что-то чистить или шлифовать.

Совершить волшебство по превращению невзрачного корунда в драгоценность помогают два металла — хром и титан. Если произойдет соединение с хромом, получится ярко-красный рубин. А если с титаном — сапфир. Он чаще бывает синим, но может оказаться желтым, зеленым, розовым и вообще бесцветным. По твердости и красоте эти самоцветы уступают только алмазу и потому входят в его королевскую свиту и очень высоко ценятся.

Я неслучайно вспомнил сейчас об этих камнях. Ведь именно сегодня у какой-то из ваших мам непременно должен быть день рождения. Вот я и решил подарить ей каменный букет. И до меня делали такие. Если вы читали книжки писателя Павла Петровича Бажова, то знаете Данилу — мастера и его цветок из самоцветов.

А я весь свой букет сделал из двух камней-родственников. На стебли и листочки пошли зеленые сапфиры, на лепестки цветов — рубины и сапфиры синие, а в серединку каждого цветка по ярко-желтому и розовому самоцвету. Красивый получился букет и очень нарядный. Думаю, маме он понравится.

Где же я взял эти камни, спросите вы? Пришлось совершить даль нее путешествие — добраться до Кампучии, завернуть на остров Цейлон, а за всем оставшимся отправиться в тропическую Бирму. Забраться далеко в джунгли, а потом подняться на высокую гору у самой границы с Китаем. Там уже четыреста лет добывают рубины и сапфиры. Правда, особенно больших камней я не отыскал, но я ведь торопился. А вот лет 60 назад попался мне сапфир весом граммов в двести. Огромный, синий-пресиний. Так мне захотелось его еще кому-нибудь показать. Собрал я силенки и вытянул его по трещине. Положил у самой поверхности. Тут его люди и нашли. Помню, очень удивились, что так близко лежал, прямо под травой. Назвали они его “Драгоценность джунглей”, хотя могли бы и мое имя дать. Не догадались.

Но вообще-то на земле были камни и покрупнее. Об одном из них вот так рассказывал знаменитый путешественник Марко Поло, оказавшийся при дворе восточного короля Сарандиба семьсот лет назад:

“Во владении короля самый большой рубин, какой только видели когда-нибудь: длиною он в пядень, а толщиною в руку, блестит чрезвычайно и не имеет ни одного пятна. Он огненного цвета и такой дорогой цены, что нельзя и оценить его на деньги. Великий Могол отправлял к королю послов с просьбой уступить ему этот рубин, предлагая за него такую сумму, какой стоит город. Но король отвечал, что не продаст его ни под каким условием...”

Конечно, как и всякий путешественник, Марко Поло немного приукрасил самоцвет: размерами он был чуть поменьше, но все равно дороже и крупнее этого камня никто из людей не видел.

Немало сапфиров и рубинов добывали и в России, опять же на Урале. Их здесь в старину называли яхонтами. Считалось, что яхонт защищает человека от страшных снов, делает его честным, смелым и благородным. Видимо, поэтому императрица Екатерина Великая приказала украсить самым огромным русским рубином вершину своей короны. И в короне английских королей сверкает знаменитый рубин «Черный принц». Но гораздо дольше царственных особ ношу рубин на кончике своей шапки я. Потому, наверное, и стал таким отважным и справедливым...

В последнее время люди научились делать искусственные рубины, выращивать их из расплавов. Они нужны для часов и других точных механизмов, но особенно — для волшебных лучей вашего двадцатого века — лазеров. Именно кристалл рубина заставляет сжиматься обычный свет в узкий лучок, которым можно и картины в воздухе рисовать, и расстояния мерить, и железо резать, и операции делать...

 

Огненный минерал

Когда мы с вами встречались с золотом, я упомянул Алдан — “золотую столицу” Якутии двадцатых годов. А сейчас предлагаю побывать в окрестностях Томмота — ближайшего соседа и ровесника города Алдана.

Так уж получилось, что знаменитые золотые месторождения оказались глубоко в тайге и к ним было очень трудно доставлять грузы. За полтысячи километров и дальше везли необходимые продукты и инструменты для горняков... караваны верблюдов. Да, не удивляйтесь, только эти выносливые жители пустынь могли преодолеть такой нелегкий путь. Конечно, им помогали и автомашины, но в те трудные годы их было еще мало. Вот тогда люди и решили построить дорогу до реки Алдан, чтобы по ней доставлять все необходимое на пароходах. Так в 1923 году на берегу появилась пристань Укулан.

Прошли годы, и маленькая пристань стала городом Томмотом. Жили в нем люди, занимались своими делами, но только я знал, что впереди у томмотцев есть еще одно большое событие, еще одна неразгаданная тайна.

Вы помните, что я появился в геологическом периоде кембрии — полмиллиона лет назад. А она, эта тайна, еще раньше, когда на нашей Земле было архейское время, и никого, кроме микробов, на планете не существовало. Тайна эта называлась минералом слюдой. Может, вам приходилось видеть ее полупрозрачные пластинки, которые легко расщепляются на тонкие листики? Если нет, то еще обязательно увидите. Потому что без слюды невозможно создать сложные электрические приборы, не было бы без нее и современных радиоприемников и телевизоров. А еще раньше, до изобретения стекла, люди добывали слюду, чтобы вставлять ее в окна. Такие окна были у старинных дворцов и храмов, в том числе — и у царских палат Московского Кремля. Из-за этого светлую слюду даже стали называть мусковитом, от слова Московия. Стоила она тогда очень дорого, и только самые богатые могли себе позволить роскошь вставлять ее в рамы, да и то окна делали очень маленькими. Сначала добывали мусковит только на Кольском полуострове. Потом казаки-землепроходцы пришли на реку Лену, построили в 1632 году Якутск, а еще через 24 года нашли мусковит за рекой Алданом. Начали добывать, но слишком уж дорого и трудно было вывозить его тогда из едва открытых земель. Поэтому, когда нашли мусковит недалеко от Иркутска, якутские рудники забросили. Да и было мусковита в Якутии, честно говоря, немного.

Другое дело слюда-флогопит. Она получила свое название от греческого слова “флогос” —— «огненный» — за свой красноватый цвет. Такую слюду уже нельзя было вставлять в окна, она плохо пропускала свет, но зато была просто необходима в технике. До 1941 года Томмот не знали, что у них почти под ногами находится самая большая кладовая флогопита в нашей стране и одна из самых больших в мире. В тот год на Советский Союз напали фашистские захватчики. И я решил, что слюда тоже должна пойти в бой с ними —— в самолетах, “катюшах”, рациях разведчиков. Я-то решил, но геологи никак не могли наткнуться на следы флогопита. И тогда снова пришлось им помочь.

В то время недалеко от Томмота охотился известный следопыт Виктор Николаевич Захаров. Его тропы уходили далеко в тайгу, в самые потайные места. Этим-то я и решил воспользоваться. Однажды охотник несколько дней выслеживал зверя, все ближе подходя к его логову. Сообразив, что рано или поздно следопыт найдет его, я вытащил из глубины несколько крупных пластин флогопита и подбросил в логово. Захаров, конечно, же, обратил внимание на необычный минерал и отнес его геологам.

Уже на следующий год был построен первый рудник и началась добыча слюды. А со временем в Томмоте вырос большой комбинат. Сегодня же между реками Учуром и Олекмой найдено более ста месторождений слюды.

Чуть позже я показал геологам еще одну большую группу месторождений флогопита в другом конце страны — на Кольском полуострове, рядом с мусковитом. Сейчас основное количество слюды добывается там, но я знаю, что у Якутии еще многое впереди. Особенно это касается третьей сестрицы-слюды —— вермикулита. Если ее кусок хорошенько нагреть, он начинает пухнуть прямо на глазах и увеличивается аж в двадцать раз! В результате получается очень легкий и хорошо хранящий тепло строительный материал. Делай из него блоки, панели — и возводи дома, которым не страшен любой мороз, даже якутский. А еще из размельченной слюды можно делать краски, пластмассу, резиновые шины для автомобилей и многие другие полезные вещи.

 

Как ослепить змею

Каких только волшебных свойств не приписывали в старину люди камням. Особенно камням редким и драгоценным. И конечно же, никак не могли обойти изумруд, издавна соперничавший красотой и ценностью с самим алмазом. В одном из древних научных трудов было записано: “ Если перед змеей подержать изумруд, то из глаз ее польется вода и она ослепнет. Многие очевидцы по опыту подтверждают сие...” Долгие годы люди верили этим словам и мечтали раздобыть хоть крошечный кусочек изумруда, чтобы обезопасить себя от ядовитых кобр, гадюк или аспидов во время далеких путешествий в неведомые джунгли. Но купить такой самоцвет могли лишь самые богатые, которые обычно сидели в своих дворцах и никуда не ездили. И вот однажды ученый Бируни, о чьих работах мы уже упоминали, решил проверить волшебные свойства изумруда. Он поймал кобру — одну из самок больших и ядовитых змей, обвил ее изумрудными бусами, посадил в клетку и стал ждать, когда змея ослепнет. Но кобра и не думала “лить воду” из глаз. Она горделиво выгнула шею, любуясь собой, а потом никак не хотела отдавать назад бусы. Даже чуть не ужалила Бируни.  Все вокруг очень удивились, но только не я.

Потому что давным-давно видел самых разных из живущих в соседстве с драгоценностями и иногда даже не обращающих по привычке на них внимания. Больше того, в Индии служители древних храмов специально запускали кобр в свои сокровищницы, чтобы те охраняли золото и самоцветы от грабителей.

Но и несмотря на потерю изумрудом титула ослепителя змей, он все равно был и остается замечательным и таинственным камнем. Люди долго не могли понять, почет эти ярко-зеленые самоцветы так редки в природе. И только в ваше время загадка была разгадана.

Оказалось, что для получения изумруда требуется соединение хрома и бериллия, а эти элементы очень не любят друг друга и стараются никогда не встречаться. и только какая-то случайность заставляет их столкнуться лбами и образовать прекрасный самоцвет.

Первыми красоту изумруда, как и многих других драгоценных камней, оценили египетские фараоны. По их приказу рабы начали добывать камни в горах между рекой Нил и Красным морем. Много несчастных пленников гибло на изумрудных копях под палящим солнцем, палками надсмотрщиков и обрушивающимися каменными глыбами. Но в то жестокое время даже один-единственный самоцвет ценился дороже десятков, а то и сотен жизней рабов.

Долгие годы «марагдос» или “эмиральд” — так называли изумруд в древности —— расходился по миру из египетских копей. А потом были открыты богатые месторождения в Южной Америке. Нашли их, к сожалению, все те же жестокие конкистадоры. Когда-то главным сокровищем нынешнего государства Перу была “Изумрудная Богиня” — прекрасный самоцвет размером с футбольный мяч. Жрецы инков показывали его простым людям только в праздники. И каждый настоящий мужчина старался к этому дню отыскать в горах свой изумруд, чтобы положить его на блюдо рядом с “Богиней”, как считалось тогда,— “привести к ней ее дитя”. За долгие годы накопилось множество прекрасных камней. Конкистадоры сумели отыскать в сокровищницах храмов и отнять у инков почти всех этих “детей”. Но как ни старались, не смогли найти “Изумрудную Богиню”. Она исчезла бесследно. Вы, наверное, уже догадываетесь, кто помог ей спрятаться от жадных конкистадоров... Да, конечно, я. Глубокими осенними ночами, когда в главном храме никого не было и угасали последние огарки свечей, я рыл подземный ход. Осторожно приподняв одну из каменных плит пола, я опустил в свой лаз изумрудный шар и укатил его в такое место, куда никогда бы не смог добраться ни один человек.  Там богиня пока и лежит, ждет своего часа.

Примерно в то же время завоеватель соседней страны Колумбии, испанец Хименес Несада, увидел изумруд у пленного индейца. Но по надобилось больше двадцати лет, чтобы конкистадоры нашли первое месторождение глубоко в джунглях и начали там добычу. На пути незваных гостей встречали засады индейцев, защищавших свои сокровища. Конкистадоры гибли от отравленных стрел и копий, но жажда наживы была сильнее смерти. Почти четыреста лет длилась эта “изумрудная война”.

Сегодня в Колумбии открыто почти двести месторождений, где добывают больше половины изумрудов планеты. Правда, самый большой камень в мире все же был найден не здесь, а в Южной Африке, на руднике Сомерсет. Этот гигант был величиной с большую книгу и весил целых пять кило! Представляете себе такой изумрудик! Конечно же, его пришлось распилить на отдельные куски, которые потом продали за четверть миллиарда. Если бы на эти деньги купили мороженого, то им можно было бы угостить всех-всех в нашей стране — от самых маленьких малышей до бабушек и дедушек. Жаль, что “изумрудные” деньги были не мои и их потратили совсем на другие, хотя и тоже полезные дела...

«А что, в нашей стране нет своих изумрудов?» — спросите вы. Конечно же, есть! Впервые их открыл на Урале полтора века назад простой крестьянин Максим Кожевников. Он вовсе не был искателем камней, а просто собирал по старым вырубкам негодные пни, чтобы вытопить из них смолу. Вот я и устроил ему сюрприз. Вывернул он из земли один пень, а под ним — целое семейство изумрудов горит зеленым пламенем! Показал их Максим знающим людям, получил свою плату, поправил хозяйство. А потом на этом месте первые копи заложили, которые так и назвали — Изумрудные. Где-то там и был найден знаменитый ”Изумруд Коковина”— самый большой в России. Вот только исчез бесследно. Куда?.. Не знаю! Я тут ни—при—чем! У людей спрашивайте, кто-то из них припрятал. А вот младший братец этого великана — «Кочубеевский изумруд» — остался. Он тоже весом не слишком мал — больше двух кило. Много прекрасных камней подарил Урал России, и лучшие из них, конечно, украсили царские наряды, попали в сокровищницы дворцов. И только самые мелкие перепадали на долю обычных людей, но и для такой покупки им приходилось очень долго копить деньги.

Я уже догадываюсь о следующем вашем вопросе: а в Якутии изумруды есть? Да, есть, но только не совсем привычные. Недалеко от Алдана геологи отыскали целое месторождение минерала хромдиопсида. Правда, цвет у него не совсем изумрудный — более темный, густо-травяной, да и блеск не такой яркий. Но зато он намного дешевле и доступнее.. И по-своему тоже очень красив. Поэтому его почти сразу прозвали “якутским изумрудом”. Вы, наверное, уже видели его в колечках и сережках, которые делают на ювелирном заводе в Якутске...

 

Меч для Спартака

Этот минерал выбрал местом для своего рождения местечко возле самого Полюса холода. Конечно, на Земле он встречается еще во многих других краях, но самые крупные его запасы — здесь, в горах Верхоянья. Называется минерал кас—си—те--ри—том. Очень трудное слово. Вы, наверное, такого и не слышали. И я долго его не мог запомнить и просто не обращал внимания на этот некрасивый темно-коричневый камень. Помню, как-то в самом конце мезозойской эры, лет так пятьдесят миллионов назад, запнулся об его обломок и ушиб ногу. Хотел обломок со своей подземной тропки сбросить, да поднять не смог — очень уж он тяжелым показался. Ну, думаю, пусть себе лежит. Так и обходил его стороной миллионы лет. А в самую главную кладовую касситерита даже и не заглядывал.

И знаете, кто заставил меня на этот минерал другими глазами посмотреть? Люди! Решил я как-то за ними в очередной раз понаблюдать и вылез из подземной трещинки на самом краю Древней Греции, которая тогда, как вы помните, еще Элладой называлась. Смотрю, а люди эти — эллины — закладывают мой касситерит в печь, нагревают, и вытекает из печи красивый серебристо-белый металл. Люди его “оловом” называют.

Стал я дальше наблюдать, что же они с ним делать будут? А эллины стали олово с другим металлом — медью — снова в печь загружать и выплавлять из них новый золотисто-желтый сплав — бронзу. Интересно у них получилось: соединили вместе два мягких металла, а получили один твердый. Понадобился он им потому, что из олова или меди никак нельзя сделать, например, нож или топор — они тут же затупятся и согнутся после первого удара. А каменные топоры человеку больше не нравились, он перестал считать себя полудиким и много уже умел. Вот и придумал бронзу.

Стали люди из бронзы делать не только топоры и иголки, но и грозное оружие —— мечи и щиты, наконечники стрел и копий. Позже ваши историки назвали это время Бронзовым веком. Правильно назвали, потому что в конце концов у эллинов все-все оказалось из бронзы — и зеркала, и чаши, и гребни, и пряжки на поясах. Но главные украшения они, конечно, делали из золота и серебра.

Так что стало у них олово, а вместе с ним и касситерит, большой знаменитостью. Может, вы слышали древний греческий миф об аргонавтах?.. Это были смелые путешественники, которых возглавлял знаменитый эллинский герой Язон. Сев на корабль “Арго”, они поплыли в дальнюю страну Колхиду за золотым руном — шкурой барана с золотой шерстью, приносящим богатство и изобилие его владельцам. Им пришлось сразиться со множеством врагов и чудовищ, преодолеть великие трудности и бури, но верное оружие и окованный бронзой “Арго” помогли с победой вернуться обратно. Вот какой подвиг совершил касситерит из моих владений.

А позже бронзовые мечи помогли обрести свободу восставшим рабам Рима, которые повел в бой отважный Спартак. Очень я хотел им тогда помочь, указывал самые потайные тропки в горах, поил из целебных источников раненых гладиаторов, сталкивал на их преследователей каменные глыбы… Но слишком мало было рабов и слишком большое войско собрали их бывшие хозяева. Гладиаторов разбили, Спартак погиб. Но бронза помогла остаться ему среди нас   навечно — из нее отлили скульптуру предводителя рабов.

Долго властвовала бронза в мире, но однажды человек сумел сделать железный меч, который перерубил бронзовый. Ушло с военной службы олово, но через несколько столетий получило множество мирных профессий. Выяснилось, что только словом можно покрывать консервные банки, чтобы в них не портились продукты. Оно оказалось незаменимым и в типографиях, где из него отливают буквы для печатанья книг и газет. Огромное количество олова требуется для спаивания проводов в различных электрических схемах — от ваших игрушек до космических  ракет.

Раскрыл я геологам и якутскую кладовую. Случилось это в трудном I941-м году, когда возле города Верхоянска появился первый на Севере оловянный рудник Эге-Хая. Чуть позже касситерит стали добывать в заполярном поселке Депутатский, где запасы самые большие на планете.

И книжку, которую ты держишь в руках, тоже помог отпечатать в типографии минерал касситерит. Так что запомни, пожалуйста, его трудное название.

 

Берегись скорпиона!

Люблю я бывать летом возле города Ленска, на берегу знаменитой якутской реки. Вот и сейчас выбрался по глубокой трещине из холодных глубин на солнце —— и так хорошо мне стало. Лег на горячий песок у самой воды и принялся загорать.

Загорал-загорал и не заметил, как заснул. И приснилось мне, что лежу я и греюсь на этом же самом месте, только триста миллионов лет назад, под ордовикским солнышком. И поглядываю на ордовикский лес —— самый первый лес на Земле, где растут пра—пра—прадеды нынешних деревьев — псилофиты. Так и хочется сказать: птички поют, бабочки летают. Но ни птичек, ни бабочек нет — не появились они еще. И вообще я —— пока единственное живое существо на суше. В воде — другое дело. Там гигантские ракушки плавают — метра по четыре, древние раки-трилобиты по дну ползают, хищные меченосцы добычу подкарауливают. Так что в воду лучше не соваться. Я и не лезу. Лежу себе на бережке...

И вдруг надо мной — ой—ой—ой! — склоняется ужасный хищник и вонзает мне прямо в грудь ядовитое жало! Я громко кричу и.. просыпаюсь. Уф!.. Опять приснился этот ужасный скорпион. Да, тот самый, что живет сейчас в пустыне и по-прежнему грозит смертельной опасностью путешественникам. Он-то первым и выбрался на сушу в ордовикскую эпоху. А следом за ним — его подружка многоножка, пра-пра-прабабушка нынешней сороконожки. Так я и жил с этими соседями до конца ордовика — от скорпиона прятался, а с многоножкой в стоклеточные классики играл, да иногда верхом на ней катался. Все хотел хоть одного трилабита на сушу выманить, чтобы скорпиона им пугать, но морские раки только усами мотали и назад пятились. Так и остались в воде до сих пор, смелости не хватило...

За многие миллионы лет высохло Ордовикское море, и остались от него возле Ленска огромные толщи гипса, известняка и доломита.

Все эти полезные ископаемые используются в строительстве. Измельченный гипс называется алебастром. Если его смочить водой, им хорошо “склеивать” строительные детали, замазывать трещины и швы. Может, вы слышали про знаменитые египетские пирамиды? Так вот, они построены как раз с помощью алебастра —— сам видел! А известняк и доломит используются при изготовлении цемента и бетона, они — в стенах наших домов, тротуарах, по которым мы ходим, в опорах мостов и трибунах стадионов. А из доломита к тому же можно получить металл магний, его добавляют в сталь, чтобы она была прочной и легкой.

Да, забыл сказать, если известняк сильно сжать и нагреть, что частенько и происходит с ним в подземных глубинах, то он превратится в благородный мрамор. Этот красивый камень люди ценили издавна. Именно из него умелые скульпторы высекали статуи Геракла, Одиссея, Прометея и других героев древней Эллады. Из мрамора возводились и великолепные дворцы Римской Империи, а потом и соседних стран,   распространяя это искусство по всему миру.

В Якутии, к сожалению, таких дворцов не строили,— в них было бы слишком холодно. Но мрамора у нас достаточно. И не только возле Ленска, но и по рекам Алдану, Учуру, Тимптону, Мае...

Так что Ордовикское море не исчезло бесследно. Оно оставило хорошую память о себе, и если вы приложите ухо к бетонной стене вашего дома, то, может быть, услышите, как шумят его далекие-далекие волны.

 

Страшная тайна железного рудокопа

Думаю, вы сами успели заметить, что я не из робких. В какие только приключения и переделки ни попадал, а ни разу трусливо не сбежал, не забился в щель. Хотя, конечно, иногда страшновато было. Но один раз, должен честно вам признаться, перепугался по-настоящему. Даже, кажется, закричал. Шел я тогда по старому заброшенному руднику и вдруг!..

Впрочем, давайте по порядку. Случилось это четверть века назад в Швеции, в Фалунских железных горах. В ночь под рождество, когда с людьми часто приключаются разные таинственные истории, пропал рудокоп Ганс Шмульгер. Вышел из дома — и не вернулся. Долго его искали близкие и друзья, но так и не сумели найти. Шли годы. Сыновья Ганса выросли, а потом и состарились. В это время шведский король начал войну. Как всегда бывает в таких случаях, потребовалось много оружия, а потому решили снова начать добычу железа в старых рудниках. И вот в один из дней отправленный на разведку в полузасыпанную шахту рабочий выскочил на поверхность перепуганным насмерть. Он долго не мог ничего объяснить, только тыкал пальцем куда-то в глубину и трясся, как в лихорадке.

Он увидел там… то же самое, что и я в свое время. Только я перепугался на несколько лет раньше.

На дне старого рудника, зажав в руке лопату, лежал... Ганс Шмульгер. Только был он от полей давным-давно вышедшей из моды шляпы и до кончиков мизинцев на ногах — железный. Да. Железный рудокоп. Как тут было не испугаться! Конечно, неграмотные рабочие поначалу решили, что их земляка заколдовали злые духи гор. Но потом приехал ученый профессор из Стокгольма и определил, что рудокоп полностью состоит из пирита -- одного из минералов железа. Рудокопа подняли из шахты наверх. Смотреть на него сбежались со всей округи. Пришли и сыновья Ганса. Они тут же узнали отца и стали со слезами обнимать железную статую. Семь лет “Пиритный человек” хранился в управлении рудников, а потом постепенно рассыпался на отдельные кусочки.

“Как же получилось такое чудо? Куда делся настоящий Ганс Шмульгер?”— спросите вы. Настоящий рудокоп умер от голода и бессилия, не сумев выбраться из шахты, куда он случайно провалился в рождественскую ночь. Его засыпало песком. За долгие годы тело и одежда рудокопа истлели, а в образовавшихся пустотах из железных растворов выросли кристаллы пирита, полностью повторив все формы. Потом, став уже железным, рудокоп обнажился из размытых водой мягких пород. Вот такой же фокус проделало с несчастным человеком железо. Обыкновенное железо...

Да, сегодня этот металл — очень обыкновенный и самый распространенный среди всех, стоящих у человека на службе. Даже нет смысла перечислять вещи, сделанные с его помощью, они окружают вас со всех сторон.

Но были и иные времена. Насколько я помню, первое железо попало в руки человека... с неба. Да, именно оттуда. Вам приходилось видеть когда-нибудь вечером падающие звезды? Если приходилось, то знайте — вы были свидетелями конца путешествий небесных странников — железных метеоритов. Каждую ночь их падает на нашу планету около пяти тонн, целый грузовик. Не так мало, не правда ли? Но Земля огромна, да и три четверти ее покрывают моря и океаны. Так что оказаться рядом с упавшим метеоритом очень трудно. И все же время от времени такие раскаленные докрасна куски металла шлепались на землю перед человеком. Сначала он их просто боялся, потом стал наделять чудесной небесной силой и ставить на почетные места в храмах, а потом набрался храбрости и попытался как-то использовать.

Редким было метеоритное железо, а потому ценилось очень высоко. В гробнице египетского фараона Тутанхамона (про него мы уже упоминали), переполненной золотом, была только одна железная вещица — маленький амулет на шее мумии. Выходит, даже для такого очень богатого человека, похороненного в гробу из золота, не нашли железного ожерелья, браслета или перстня.

Драгоценный металл немного подешевел, когда люди научились не ждать его с небес, а отыскивать на земле минерал железняк и, раскалив на огне, ударами молота превращать в нужные вещи. Занимались этим кузнецы, чья профессия долго считалась волшебной и таинственной во всем мире. И у якутов была пословица: “Кузнец и шаман — из одного гнезда”.

Особенно ценилось железо у воинов, получивших новое оружие, гораздо прочнее и тверже бронзового. Железным мечом можно было разрубить бронзовый шлем или латы и легко победить врага, не успевшего заполучить новый металл. Далекие и воинственные ваши предки, степные кочевники скифы, считали главным своим богом великого Ареса, в честь которого возвели большой храм. В центре этого храма стоял на возвышении железный меч. Ему поклонялись и омывали лезвие теплой кровью не только принесенных в жертву животных, но и людей. Каждый сотый пленник скифов умирал во имя жестокого божества и воинственного металла. Очень ненавидел я этот храм войны и каждый раз, проходя мимо, бил своим молотком по его сваям. И в конце концов храм не устоял, —— рухнул. Так ему и надо! И про Ареса со временем забыли.

А вот оказавшись на далеком тропическом острове Таити, я просто посмеялся от души. Вождь одного из племен считался здесь величайшим богачом только потому, что у него было два гвоздя. Два обыкновенных железных гвоздя, но на весь остров. Вождь давал их соплеменникам за большую плату, чтобы те смогли пробить дырки в деревянных или костяных украшениях и орудиях.

Постепенно люди научились выплавлять железо в больших доменных печах и получать его в достаточных количествах. Теперь оно по цене во много раз уступило золоту и серебру, но по пользе вышло далеко вперед.

В России железо использовали с самых скифских времен, но настоящие большие заводы построили при царе Петре Великом, на Урале. Было это около трехсот лет назад. Знали секрет обращения с ним и якутские кузнецы. Они выковывали из железа копья-пальмы, ножии, косы, топоры и другие вещи. А когда знаменитый мореплаватель Витус Беринг готовился к своей Великой Северной экспедиции, то построил железный завод рядом с Якутском. Сейчас даже отыскать это место трудно, ведь больше 250 лет прошло, а тогда все необходимое для дальнего похода и строительства больших морских кораблей здесь отлили и отковали.

Сегодня в Якутия железо не добывают: выгоднее привозить из более южных мест страны. Но оно ищет своего часа в моих подземельях. В Южной Якутия, между реками Алдан, Амга, Олекма находится очень большое месторождение “Таежное”, а рядом еще полтора десятка железных кладовых поменьше. Геологи считают, что в них накоплено почти десять миллиардов тонн руды. Огромное количество! Если из нее выплавить железо, а потом все пустить на автомашины, то колонна их опояшет земной шар и еще “хвостик” останется.

 

Витамин для динозавра

Когда я бываю на Вилюе, то всегда вспоминаю вулкан Везувий. Может, вы, ребята, знаете о нем по знаменитой картине Карла Брюлова “Последний день Помпеи”? Художник изобразил на ней извержение вулкана, принесшее страшные бедствия людям. Но он-то написал эту картину значительно позже, а я был рядом с Везувием как раз в тот день, когда он проснулся и выплеснул из себя столб огня, пепла и расплавленных пород — лавы. Случилось это почти две тысячи лет назад —— 24 августа 79 года. С трудом удалось мне тогда спастись: прыгнул я в подземную реку, и унесла она меня от страшного вулкана. Почему же я вспоминаю Везувий на Вилюе? Да потому, что в недрах далекого итальянского вулкана есть минерал везувиан — продолговатые темные кристаллы. Нигде в мире его больше нет, только на Вилюе встречается брат-близнец вилуит. За многие тысячи километров друг от друга разбросала братьев природа, и лишь в минералогических музеях им удается встретиться, полежать рядышком  в витринах, поговорить...

Давайте заглянем вместе со мной в подземелье Вилюя. Только делать это надо с осторожностью, можно запросто утонуть. Нет, не в реке, а в огромном подземном море, которое плещется под городом Вилюйском и соседними районами. Я думаю, что это море-невидимка  с соленой-пресоленой водой — одно из самых больших в мире. В некоторых местах его волны выплескиваются через глубинные трещины на поверхность и высыхают, оставлял на земле соль. Ту самую соль, которую ваши мамы добавляют в суп, чтобы он был вкусней. Особенно много соли накапливается возле речки Кемпендяйки, и люди издавна ею пользуются. И не только люди. Может, вы не знаете, но соль очень любят олени, косули и мелкие зверьки, которые приходят по ночам по лакомиться в такие “соленые” места.

А если опуститься еще ниже, то под первым соленым морем можно обнаружить второе — газовое и нефтяное. Да, недра Вилюя богаты этими полезными ископаемыми, и они частично уже используются. Голубое топливо подается по газопроводу в город Якутск и многие поселки. Оно вращает турбины ГРЭС, нагревает батареи отопления и варит нам на кухне суп или кашу.

Все считают, что люди стали используют газ недавно — последнее столетие, а кое-где и десятилетия. Как они ошибаются! Опять забыли то, чем сами когда-то занимались! Еще пять тысяч лет назад я заглядывал в один из храмов древнего Китая, который и освещался, и отапливался газом. “А как же газ подводили? —— спросите вы. — Ведь тогда даже не то что труб, железа не знали?..” Да, труб не было, но росло в Китае пустое внутри растение бамбук — тоже трубы, только деревянные. Их склеивали друг с другом и подводили газ куда надо. Кстати, во все времена он сам то тут, то там вдруг прорывал горные породы, выплескивался наружу и загорался от случайных искр или молний. Вокруг таких “вечных” огней возникали легенды, люди приносили им жертвы. Появились даже жрецы, строившие возле “вечных” огней храмы. Только китайцы первыми догадались использовать “чудо” себе на пользу.

Примерно то же самое было и с нефтью. Правда, уже великий полководец Эллады Александр Македонский освещал светильником с «земляным маслом» свою походную палатку. А потом военачальники превратили нефть в оружие. Я сам видел, как правитель Золотой орды Чингисхан забросал с помощью метательных установок Бухару горшками с нефтью, а вслед приказал выпустить тысячи стрел с горящей паклей. Весь город занялся пламенем и, конечно, больше не мог сопротивляться. Я сам едва на том пожаре уцелел, но несколько горящих стрел успел потушить. А потом обрушил главный колодец, из которого воины злого хана брали нефть. Жаль, что колодцев было много, а я — один. Вот если бы вас тогда на помощь...

Да, с жестокости начинала нефть свою службу у людей. Но теперь она совсем другая, мирная — движет автомобили и тракторы, ведет корабли и самолеты. И якутская нефть тоже для этого пригодится, только геологам надо побыстрее отыскать ее главные озера и моря...

Трудно перечислять все богатства, что хранятся в вилюйской кладовой, но об одном просто нельзя не упомянуть -- о минерале цеолите. Его прозвали “волшебным камнем”. А он и вправду необычный, стоит его добавить в корм коровам — и они начинают давать больше молока, покормишь телят — быстрее растут, добавишь в землю на огороде — повышается урожай. Люди об этом совсем недавно узнали, ну а я, конечно, давным-давно его тайну разгадал, еще в юрском периоде. Стал я тогда подсыпать цеолит на поляну, где пасся мой знакомый динозавр-диплодок, и так его откормил -- метров в сорок длиной вырос! А ученые теперь думают, почему такой большой ископаемый скелет нашли... Так что у цеолита — большое будущее. Кстати, с его помощью можно очищать загрязненную воду и задымленный воздух, а значит — сохранять природу.

 

Легенда об александрите

На Урале это случилось. В давние еще времена. Жили-были в одной маленькой деревеньке два друга-приятеля. Зарабатывали себе на прожитье тем, что искали в горах самоцветные камни и продавали их потом заезжим купцам. Нельзя сказать, чтобы промысел этот их богатыми сделал, но и не бедствовали, при достатке жили. Так уж получилось, что на поиск камней всегда вдвоем ходили — и веселее, и безопаснее. Далеко уводили их заповедные тропки, случалось неделями, а то и месяцами в деревеньке не появлялись. Зато как приходили — сразу созывали всех ближних и дальних соседей на добычу поглядеть.

В тот раз забрели они в дальнее глубокое ущелье и в самом конце его углядели в отвесной стене несколько пещерок-занорышей. На стенках таких обычно и вырастают кристаллы. И на этот раз в одном из занорышей оказался прекрасный самоцвет. Прежде друзья никогда таких не встречали. Был он размером с большой палец, прозрачный, без единой трещинки, да так и сиял ярко-зеленым пламенем. Поняли парни, что редкая удача им улыбнулась, за большие деньги можно диковинный камень сбыть. Выломали они его осторожно из занорыша и долго любовались. А потом спать легли, чтобы утром пораньше домой поспешить.

Только спал-то один из друзей, а второй никак не мог сомкнуть глаз, с боку на бок ворочался. Очень уж не хотелось ему делиться свалившимся с небес богатством. И задумал он недоброе. Поднялся среди ночи и убил друга, ударив его горняцкой киркой. А чтобы следы скрыть, —— вырыл этой же киркой яму, схоронил убитого, разровнял все сверху и камней набросал. Пройдешь мимо — и не заметишь.

Вернулся в деревеньку и рассказал, что ждал, мол, друга в условленном месте целых три дня, а тот так и не появился. То ли заблудился в горах, то ли зверь дикий на него напал. Искать стал— никаких следов. Думал, может, он один домой вернулся. Пришел — и тут нету.

Вот, мол, отдохну сегодня-завтра, да и опять искать пойду. А про камень говорить никому не стал, чтобы плохого не подумали. В деревне ему и поверили.

Поздно вечером решил он полюбоваться самоцветом утайкой. Затворил плотно двери и ставни, зажег свечу и достал камень. Но как только поднес кристалл к свету, тот вспыхнул совсем не зеленым, а ярко-красным огнем! Вздрогнул парень от страха, показалось ему, что кровь убитого на камне выступила. Чуть из рук кровавый кристалл не выронил. Засунул его подальше от глаз, но так всю ночь и не мог уснуть, мертвый друг ему мерещился, требовал камень отдать.

День всегда ночные страхи развеивает. Успокоился чуть и убийца. И решил снова на самоцвет поглядеть. Поднес к окну, — камень как ни в чем не бывало засиял зеленым цветом. «Знать показалось вечером, —— решил он.—— Все в порядке. Надо побыстрее скупщика искать…»

А ночью все повторилось. Камень опять стал кроваво-красным. И снова чудились убийце шаги и голос друга.

Так продолжалось с неделю. Днем колдовской кристалл зеленел, а с заходом солнца краснел. Совсем извелся от страха убийца. И не стерпел. Выбежал на высокий обрыв и бросился вниз. Разбился, конечно.

Люди нашли в опустевшем доме дорогой самоцвет и обо всем догадались. Вот только долго понять не могли, почему же он так меняется. Ведь не кровь же впрямь на нем выступает! В конце-концов сообразили, что так уж устроен: при солнечном свете — зеленый, а при свечке или лампе —— красный. В том и вся тайна.

Долгие годы не могли найти второго такого самоцвета. Забывать о нем стали. Только легенда, что я вам пересказал, среди людей жила.

Лишь ранней солнечной весной 1834 года, полтора столетия назад, нашел в Изумрудных копях Урала такой же камень геолог Норденшильд. И назвал его в честь русского царя Александра Второго александритом. Оказалось, что это разновидность минерала хризоберилла.

Потом и другие александрит встречать стали. Правда, все равно очень редко. Самый большой сросток из нескольких кристаллов (геологи их называют «друзами») нашли тоже на Урале. Он носит имя «Друза Кочубея». Немного александрита отыскали в Бразилии, Шри-Ланка, Индии и на острове Мадагаскар. Поэтому камень этот стал цениться очень дорого, почти как изумруд или алмаз.

Думаю, вам надо немного рассказать о старшем брате александрита — хризоберилле. Это тоже замечательный и немного таинственный желто-зеленый самоцвет. Главная необычность его в том, что внутри кристаллов хризоберилла иногда встречаются широкие серебристо-белые полосы. Выглядывает такой камень из обрыва, и кажется тому, кто его нашел, что из скал за ним чей-то глаз смотрит. Больше всего на кошачий или рысий похожий. Помню, в первый раз мне при такой встрече даже как-то немного жутковато стало. Представляете, десять зеленых глаз на вас из черной стены глядят, сверкают и как будто даже щурятся. Потому самоцвет этот так и прозвали — “кошачий глаз”. Самый крупный “глазик” хранится в столице Америки городе Вашингтоне, величиной он побольше вашего кулака будет. Водится обычно хризоберилл рядышком с изумрудом, и добывают их вместе.

По моим расчетам, бериллиевые братцы вполне могут прятаться где-то на юге Якутии. Я пока не могу наткнуться на их тайное убежище, но, может быть, и на этот раз вам повезет больше...

Пленница морской шкатулки

Я надеюсь, вы уже обратили внимание на самую красивую, верхнюю, пуговицу моего костюма. Правда, она несколько потускнела в последнее время, но перламутровый блеск ее по-прежнему прекрасен. Не так ли?..

Рассказ об этой необычнейшей из пуговиц —— особая история, и вам сейчас предстоит ее услышать.

Должен заметить, что хотя я и не люблю лазить в воду, особенно когда в ней хищники, но вообще-то неплохо плаваю и превосходно ныряю. Средний человек может пробыть под водой не больше минуты, опытный ныряльщик две-три, а мне однажды пришлось просидеть в воде целых десять минут! И ничего, как видите, — жив и здоров, хотя...

Было это не так давно, лет за пятьсот до Великого Оледенения. Выбрался я из-под земли на северном берегу Австралии. Лег на прогретый ласковый песочек, понежился. А потом так захотелось мне искупаться в теплом океане, что махнул я рукой на все опасности. Тем более, что акул поблизости видно не было, а все остальные хищники дремали у дна после сытного обеда.

Отплыв совсем недалеко от берега, я сквозь прозрачную воду заметил огромную раковину с распахнутыми створками. Как было не поглядеть на нее вблизи?!. Набрав побольше воздуха, я нырнул. Оказавшись рядом с гигантским моллюском, я поразился еще больше. Каждая из половинок раковины напоминала огромную чашку, в которой запросто можно было бы выкупать первоклассника. Верхняя чаша так и сияла перламутром изнутри. Чтобы получше рассмотреть это чудо, я подобрался совсем близко, встал на нижнюю створку и заглянул вовнутрь. И в этот же миг раковина захлопнулась будто капкан! Я не успел ничего сообразить., как оказался внутри перламутровой ловушки. Теперь было уже не до красоты: воздуха в груди оставалось совсем немного. Я принялся отчаянно колотить моллюска кулаками, но он лишь плотнее сдвинул створки. И тогда я принял единственно верное решение —— сжался в комок и застыл, потихоньку выпуская последние пузырьки воздуха. А чтобы знать, сколько прошло времени, стал считать в уме: “Один, два, три... двадцать пять… девяносто девять... двести пятнадцать... триста двадцать один...” И когда, уже почти потеряв надежду, я произнес про себя: “Пятьсот пятьдесят семь...”, вдруг распахнул створки. Видимо, он решил, что я   уже погиб, я пробкой выскочил на поверхность и долго не мог отдышаться.

Уже на берегу, окончательно придя в себя, я заметил, что на моем костюме нет верхней пуговицы. Наверное, она оторвалась, когда я бился в раковине, и осталась либо в ней, либо где-то на дне. Но после того, как едва не была потеряна жизнь, думать о потерянной пуговице как-то не хотелось.

Только через семь лет я решил снова заглянуть в это злополучное место. К тому времени океан отступил, и моя подводная западня оказалась на берегу. Конечно, сам моллюск уже давным-давно стал добычей птиц и насекомых, и только две распавшиеся створки лежали рядом на песке. Я подошел поближе и вдруг увидел в одной из костяных чаш... мою пуговицу. Ту самую, что тогда потерял. Только была она уже не совсем той, потому что сияла серебристым цветом с волшебными переливами. Выходит, она все-таки осталась у моллюска, и он покрыл ее, как и стенки собственной раковины, перламутром.

Полюбовавшись пуговицей, я пришил ее на место, но с той поры стал внимательно осматривать всех выброшенных бурями на берег моллюсков или даже нырял для этого на дно. И примерно в каждой из нескольких десятков стал обнаруживать шарики или фасолины удивительной красоты. Их-то люди и прозвали потом жемчугом.

Поскольку в доисторические времена в Якутии плескались теплые моря с великим множеством моллюсков, то и жемчуга было предостаточно. Но, увы, до вас он не дошел, потому что жемчужина живет не дольше человека, лет до 50—70-ти, а потом начинает терять свой блеск —— медленно умирает. Через несколько же столетий может разрушиться совсем. Тем более в моем подземном царстве, где-то греет, то морозит, то жмет изо всех сил. Это потому, что делает ее моллюск из обыкновенного, не слишком прочного и стойкого кальцита, точнее, его разновидности — арагонита. Из этого же кальцита в основном состоят кости ваших рук, ног и всего остального скелета. Так что с жемчугом у вас прямое родство, только происхождение у него более благородное.

“Жемчуг умирает, а почему тогда столько лет живет твоя пуговица?” —— спросите вы. Да потому, что как только она начинает тускнеть, я тут же засовываю ее в очередного моллюска, и он снова покрывает ее перламутром. К тому же я ее постоянно ношу на себе, а это продляет жемчугу жизнь. Где-нибудь в шкатулке или тайнике он гаснет намного быстрее.

Насколько я помню, одними из первых стали делать украшения из перламутра раковин древние египтяне. Они занялись этим так давно, что во времена Тутанхамона такие бусы и ожерелья уже успели выйти из моды Но через два-три столетия перламутр, а с ним и жемчуг, опять завоевали сердца людей. Такое было на моей памяти несколько раз.

Надо сказать, что красивые крупные жемчужины находили не только в морских раковинах, были и речные их собратья — маргаританы. Еще триста-четыреста лет назад они очень часто встречались во всех реках Севера и Востока России. От Новгорода до Амура.

Именно этим жемчугом расшиты знаменитые уборы русских царей —— шапка Мономаха и Казанская шапка. Много добывалось и прекрасного кафского жемчуга в Крыму. Сейчас в этих местах раковин с серебристыми шариками не найдешь. К сожалению, ваши не столь уж далекие предки в погоне за богатством почти окончательно их вывели. А вот в реках Северной Америки и Западной Европы жемчужницы живут и сегодня, их там тщательно охраняют.

Но добывается сегодня практически весь жемчуг, конечно же, в морях. Всего на Земле существует около ста видов моллюсков, способных выращивать это сокровище. Прекрасные серебристые жемчужины дают моллюски рода мелеагрина, живущие возле тропических островов Цейлона, Мадагаскара, Таити и некоторых других. Раковины пинна, размером с большой таз, обычно воткнутые в песок торчком, выращивают самый разноцветный жемчуг. Обычно в одной раковине встречается одна жемчужина, но бывали случаи, когда их находилось до 87 штук.

Гигантские тридактны, в одну из которых я угодил, могут в мгновение ока подарить вам просто фантастическое богатство. В одной из них и была найдена самая большая в мире “Жемчужина Аллаха”. Вес ее шесть с половиной кило! Сам моллюск потянул на 300 килограммов, как четверо взрослых мужчин. А возраст его был аж 450 лет! Правда, жемчужина эта была немного кривая и неровная, напоминавшая голову человека, такие принято называть “барокко”.

Моллюсков митилюс и пиктен (гребешок) очень ценят за их вкусное мясо, но они могут добавить “на гарнир” еще и нежно-зеленые или фиолетовые жемчужины. В Японии был случай, когда один бедняк купил себе несколько небольших моллюсков для скромного ужина. Но едва он вскрыл первую раковину одного из гребешков, —— увидел крупную прекрасную жемчужину,            сделавшую его довольно богатым человеком.

Моллюски рода маллеус выращивают бронзовый жемчуг, венусы — фиолетовый, плякуна — серый, черный и красный, халиотис — зеленовато-синий. Так что когда я вижу раковину, то сразу определяю, какого цвета жемчужину можно в ней найти. Знают об этом и ловцы жемчуга. Их работа -- одна из самых трудных и опасных в мире. Целыми днями они ныряют глубоко в море, собирают раковины в корзины и поднимают в лодки. И в любое мгновение рядом могут оказаться акулы, гигантские скаты или ядовитые морские змеи. К тому же, как я упоминал, одна жемчужина может встретиться среди 30—40, а иногда и ста добытых моллюсков.

Именно поэтому люди и стали сами пробовать получить жемчуг. Вы помните историю с моей пуговицей, — именно так стали поступать еще тысячу лет назад древние китайцы. Они отливали из олова или свинца маленькие изображения своего бога Будды и всовывали их в раковины. Моллюски исправно покрывали статуэтки перламутром, превращая их в драгоценности. Оказалось, что вообще весь жемчуг именно так и рождается, -- моллюск покрывает им любой случайный предмет, попавший к нему: песчинку, камушек, обломок раковины или коралл и даже морское насекомое. Воспользовавшись этим, японец Микимото сто лет назад создал первую ферму из жемчужниц, в каждую из которых были введены кусочки раковин. Осталось только через несколько лет поднять их на поверхность в больших сетках, где они жили, и собрать урожай. Конечно, такой жемчуг не очень велик по размеру, мельче горошины. Чтобы он стал по-настоящему большим, надо ждать долгие годы. Я думаю, что самая прекрасная жемчужина мира “Пилигримка”, размером с грецкий орех, старше тебя в два, а то и в три раза.

“А все-таки можно ли встретить жемчуг в Якутии сегодня?” — вижу я вопрос в ваших глазах. Пожалуй, можно. Речные жемчужины всегда жили в прохладной и чистой воде, где их никто не беспокоил. Отыщите такую речку, -- можете найти и их. А рек и речек у нас в республике почти целый миллион, по одной на каждого жителя. И на вас в том числе.

 

Рыцарь свиты Его Величества

При слове «гранаты» многие из вас, особенно мальчишки, тут же представляют себе бой и солдат, бросающих эти самые гранаты во врагов. Гремят взрывы, летят осколки, падают убитые и раненые... Что же, есть еще, к сожалению, и такие гранаты на нашей планете, но я хотел рассказать совсем-совсем о других. Мирных, безобидных и очень красивых.

Геологи словом “гранаты” называют целое семейство разноцветных минералов -- некрупных камешков, обычно о самой природой и похожих на зерна гранатового дерева. Часто для того, чтобы получить из них простые бусы, ожерелье или браслет, достаточно лишь собрать гранаты, проделать в них дырки и нанизать на нить. Очень быстро и просто. Поэтому люди очень давно подружились с гранатами. Древние персы считали этот камень королевским и вырезали на нем изображения своих правителей. С годами и с открытием других, более редких и благородных камней, гранаты стали не очень дорогим украшением. Но все же любимым многими.

Самым известным среди них можно считать, пожалуй, огненно-красный пироп. Долгие годы он расходился по всем странам из Чехии /Богемии/, а потому и назывался богемским гранатом. Люди ценили его за яркий цвет и блеск, но не знали еще об одном замечательном качестве пиропа, конечно же, известном мне. Дело в том, что пироп давным- давно служил в свите короля камней алмаза и всегда следовал за ним по пятам. Как и положено в таких случаях, на одного короля приходились тысячи придворных, причем ярких и очень заметных. Вот я и сообразил: встретилась в пути пироповая свита, —— значит где-то недалеко и сам король. Долго я владел этой тайной в одиночку, но нашлась смелая и умная женщина-геолог Лариса Александровна Попугаева, которая обо всем догадалась. Приехав в Якутию, она отыскала в вилюйской тайге пироповую “тропинку”, и та вывела ее прямо к первой кимберлитовой трубке “Зарница”. После этого пироп стал лучшим другом геологов, он показал им алмазную трубку “Удачную”, потом “Айхал”, а потом еще много других. Возле этих трубок выросли города и поселки, жители которых стали добывать алмазы.

Но якутские пиропы могут быть не только проводниками охотников за алмазами, в некоторых трубках встречаются крупные камни, ничем не уступающие своим богемским собратьям. А это значит, что придет час, и они засверкают в украшениях.

Другой гранат —— альмандин — можно назвать южанином. Главные его месторождения находятся в Шри-Ланка, Индии, Бразилии, на Мадагаскаре.  Но одно есть на реке Маме, притоке Витима, который впадает в Лену. Я собирал там целые пригоршни прекрасных красно-фиолетовых самоцветов. А вот за зелеными гроссулярами, напоминающими ягоды крыжовника, любил выбираться на Вилюй, как раз на то место, где в него вливается Ахтаранда. Там же я отыскал и минерал, который так и не смог больше встретить нигде на планете. Ученые его потом назвали ахтарандитом, по имени речки. Жаль, что разлившееся после строительства ГЭС Вилюйское море затопило это место. Теперь за гроссуляром приходится нырять, но это небезопасно. Дело в том, что люди, не думая о будущем, оставили несрубленным на дне моря весь лес. Теперь эти подводные умирающие чащи не только пытаются схватить корявыми руками проплывающего, но и отравляют воду. Среди них водятся лишь преогромные щуки, которые из-за плохой воды нисколько не добрее акул. Так что будьте там осторожны в поисках гранатов и никогда не повторяйте таких необдуманных поступков взрослых.

Перед тем, как назвать еще один из камней этого семейства, я попрошу вас вспомнить книжку, которую вы наверняка читали -- “Серебряное Копытце”. Сочинил ее, как и множество других уральских историй-сказов писатель Павел Петрович Бажов.

Ну-ка, вспомните, какие камешки вылетали из-под копытца волшебного дикого козла? Не помните... Тогда давайте прочитаем.

“А по тем покосным лужкам, где козел скакал, люди камешки находить стали. Зелененькие больше. Хризолитами называются. Видели?”

Не знаю, были ли вы на Урале и видели ли эти камешки, а я лично видел. И с Серебряным Копытцем много раз встречался. Однажды он даже меня на себе покатал. Знаете, как здорово было! Мчимся мы вихрем по ночной тайге, а сзади веером зеленые самоцветы разлетаются! Правда, после той истории с кошкой Муренкой и девчоночкой Даренкой, что Павел Петрович так хорошо описал, козел и впрямь куда-то исчез. Но в этом нет ничего удивительного, ведь он был волшебный и мог перелететь в любое другое место планеты, чтобы порадовать там новых людей. Уральцам-то он очень много самоцветов подарил.

«А какое же отношение имеет Серебряное Копытце и его хризолиты к гранатам?” — спросите вы и правильно сделаете. Да самое прямое. Дело в том, что Полевский завод, возле которого все и случилось, есть на самом деле, его Бажов не выдумал. Только вот с хризолитами он чуть-чуть ошибся. В тех местах так по незнанию называли еще одного братца из семьи гранатов. Настоящее же его имя —— демантоид. Так что вы теперь будете знать, какие камешки оставлял в своих следах Серебряное Копытце. Кстати, по Якутии он тоже несколько раз пробегал. А может быть, и сейчас скачет где-то в самых диких и недоступных местах. Ведь показывается-то он не каждому...

 

Великий обманщик кладоискателей

У минералов, как и у людей, бывают самые разные характеры. Одних отличают строгость и благородство, других — самовлюбленность и заносчивость, третьих — легкомыслие и несерьезность.  А вот один в подземном царстве и вовсе обманщик. Хотя я лично, скорее, назвал бы его шутником. И надо мной он несколько раз сумел посмеяться, хотя провести Кембрика, бо—о—о—льшого знатока минералов, не так-то просто!

Вот, значит, еще в девонском периоде, когда на Земле главными существами были закованные в костяные панцири рыбы, прогуливался я в одной небольшой горке недалеко от Алдана. Иду себе по подземной трещине, от пещерки к пещерке пробираюсь. И вдруг в очередном зале-занорыше вижу огромный-преогромный сапфир. Чистейшего голубого цвета, будто упавший сверху кусок весеннего неба. От неожиданности я даже сел на какие-то мелкие и острые кристаллы, но и не почувствовал боли. Так и сидел с полчаса, любовался. А потом решил перенести его в свой домик-пещеру и установить как колонну: чтобы потолок поддерживал.

Конечно, тащить такой самоцветище пришлось волоком, прямо по другим камням и кристаллам, но я не опасался, ведь сапфир — один из самых твердых минералов на свете, его только алмазом можно попортить. И как же я был огорчен и озадачен, когда наконец-то добрался до дома и решил еще раз внимательно осмотреть мое сокровище. Сапфир был исцарапан вдоль и поперек и потерял всю свою красоту! Вот тут-то я и понял, что меня ловко провел какой-то шутник, принявший цвет и форму сапфира, но намного уступающий ему по твердости. Со злости я одним махом вышнырнул обманщика за порог и столкнул с обрыва в горное озеро. Какая-то огромная рыба, похожая на двух склеенных животами черепах, подхватила его еще в воздухе и довольно ушла на глубину. И ее сумел обмануть фальшивый сапфир, показавшись на миг большой голубой бабочкой, вернее — прапрапрабабочкой. Потом эта рыба десятки лет страдала от боли в желудке, пока камень окончательно не растворился.

Наученный опытом, я с тех пор уже не торопился с самоцветами и несколько раз разоблачил хитреца прямо, как говорится, на месте преступления. А вот люди еще множество столетий путали его то с бериллом, то с аквамарином, то с горным хрусталем, то с флюоритом, то с аметистом. И потому, когда в 1788 году немецкий ученый Вернер все же сумел точно определить состав таинственного минерала, он назвал его апатитом, что в переводе с греческого так и означало — обманщик.

Долгие годы жил апатит с нелестной славой и без всякой видимой пользы для людей. Но однажды ваши дедушки обратили внимание на главный элемент, который в нем находится — фосфор. Тот самый фосфор, что умеет светиться в темноте на циферблатах часов и стрелках различных приборов. А главное — помогает вам расти и думать вашему мозгу, где его довольно много. Конечно, дополнительно в мозг лишний фосфор не втолкнешь и лучше соображать его не заставишь. Но зато оказалось, что если перемолотый апатит подсыпать на поля и огороды, то можно на четверть увеличить урожай.

Люди быстро научились делать такие добавки и назвали их минеральными удобрениями. А апатит вместо репутации обманщика получил титул “камень плодородия”.

Теперь геологи стали искать не единичные камни-шутки, а большие скопления апатита. И нашли. В 1923 году, на Кольском полуострове, в Хибинских горах, на плато Расвумчорр. Не зря, наверное, дали такое рычащее имя этой очень суровой точке планеты. Я, помню, всего с неделю выдержал — сбежал самым настоящим образом, хотя и не очень приятно сейчас в этом признаваться. Представляете себе гору с плоской вершиной, где сто дней в году сплошная осень с холодным дождем, а остальные 265 дней — зима с метелями и морозами. Веселенькое дельце! Но люди все-таки оказались упорнее меня, победили природу, построили на Кольском полуострове рудники, и поехал оттуда апатит во все концы страны, подкармливать и улучшать землю.

Долгое время Хибины считались самой крупной и практически единственной родиной апатита. Но вы-то уже знаете, что кристалл-обманщик попался мне у Алдана на много миллионов лет раньше, чем геологам на Кольском полуострове... Да, правильно, природа надежно прятала огромную, перевернутую острием вниз пирамиду из “камня плодородия” рядом с речкой Селигдар. Размеры этой “пирамидки”, открытой двадцать лет назад, у земной поверхности оказались длиной два километра и шириной километр. Триста тридцать футбольных полей!

Селигдар занял второе место после Хибин. Но ненадолго. На самом севере Якутии, на очень древней плите величиной в сотни километров (геологи называют ее Анабарский щит) было открыто месторождение Томтор. Самое большое в стране, а может быть, и в мире. Так что теперь “камня плодородия” у вас припасено на многие-многие годы.

Да, кстати, апатит — один из самых пожилых и опытных полезных ископаемых на планете. В Селигдаре, например, он уже отметил свое 1800-миллионолетие. Это значит, что даже я гожусь ему в пра-пра- пра-очень-много-раз-внуки! И надо же: в таком почтенном возрасте не разучился шутить!

 

Самая долгая зима

Каждый из вас знает, что такое якутская зима — трещат свирепые морозы, не дают надолго задержаться на прогулке, катке или хоккейной площадке. И все мальчишки и девчонки ждут-не дождутся теплых весенних солнечных дней. И таким долгим кажется кое-кому это ожидание -- несколько месяцев! Только я смотрю на них и посмеиваюсь: разве это срок? Вот мне однажды пришлось жить до наступления лета целых...

Впрочем, давайте все по порядку.

Если вы помните, в поисках подземных кладов мы с вами побывали в двух древних эрах нашей Земли -- палеозойской и мезозойской.

А теперь совершим путешествие в самую молодую — кайнозойскую. Собственно мы сегодня и живем в ней, но только в самом конце, а я предлагаю возвратиться примерно на полмиллиона лет назад. Любил я тогда заглядывать в гости к знакомому пещерному льву, который жил недалеко от сегодняшнего города Нерюнгри. Конечно, ни он, ни я тогда не подозревали, что на этом месте люди когда-нибудь построят город. Да и люди, ваши далекие предки, в то время даже не знали слова “дом”, “улица”. Они умели пользоваться только каменными топорами, копьями, и лишь самый умный из них -- Великий Вождь — изобрел лук и стрелы. И жили эти люди тоже в пещерах, как и мой знакомый лен.

А со львом я подружился потому, что он был очень мудрым — никогда не нападал на слабых людей и любил по вечерам слушать мои рассказы про подземные путешествия. И жил он в пещере, среди камней – значит, тоже был немножко геологом. К тому же, лишь его одного боялся самый злой и свирепый хищник того времени — саблезубый тигр.

Хорошие были времена. Иногда я садился на шею льву, хватался руками за его гриву, и мы отправлялись на прогулку или охоту.

Прямо у пещеры начиналась роща грецких орехов, которыми я частенько лакомился. В воздухе носились и пели тысячи разноцветных птиц, на лугах паслись антилопы, носороги, дикие лошади, в степях вдоль Лены и Алдана бродили огромные стада бизонов и зубров, а на реках строили свои плотины бобры. Правда, самые гигантские животные уже потихоньку исчезали. Но в окрестностях нынешнего Алдана еще жил последний индрикотерий — огромный безрогий носорог высотой в целых пять метров — вдвое больше нынешних слонов. Мы на всякий случай обходили его подальше — наступит такой нечаянно и раздавит тебя в лепешку.

И вот однажды проснулся я утром от... холода. Поежился, вылез из трещинки на поверхность и сразу заметил, что на вершинах самых высоких гор появились снежные шапки. И началось! Эти шапки стали расти, превращаться в огромные ледяные языки и медленно сползать вниз. Так в Якутии наступила Эпоха Великого Оледенения. С хребтов, которые тогда не имели названий, а теперь называются Момским, Верхоянским, Полоусным, Черским потекли огромные ледяные реки, сверкающие на солнце хрусталем. Картина была прекрасная, но не очень радостная, потому что стало быстро холодать.

Тогда я решил посмотреть, что же делается в остальном мире. Пошел своими подземными путями-дорогами. Выглянул в Северной Америке — вся Канада — сплошная ледяная пустыня. Пробрался под Атлантическим океаном (конечно, у него тогда тоже не было названия), заглянул в Швецию, Финляндию, Норвегию — везде лед. И Англия на половину под ледяным панцирем, и Франция... Вскоре и нашу страну до самой нынешней Москвы захватил ледник. А с Урала другой ему навстречу пополз.

Грустные наступили дни. Совсем мало незамороженной земли осталось. Все звери и птицы собрались на ней. Только самым теплолюбивым, конечно же, было холодно. Да и пищи для них не хватало, потому что перестали расти плоды и фрукты. Загрустил и мой пещерный лев, ведь он тоже привык к теплу. И тогда я решил ему помочь: сел верхом и, указывая дорогу, поехал в Среднюю Азию — до нее холода еще не добрались. Распрощался со львом — и снова назад, в Якутию. Потому что я холода не боюсь и от трудностей убегать не привык. Стал ждать: ведь не может же эта зима быть вечной! А она все не проходила.

Однажды я вспомнил про людей. А они-то как? Теплого меха у них нет, разрывать снег нечем. Погибли, наверное...

Направился к их пещере и еще издали увидел дым. Подхожу поближе, смотрю — горит костер и люди вокруг него сидят, греются. На огне мясо жарят. И не голые уже, а укутанные в звериные шкуры. Выходит, им теперь и мороз не страшен. Очень я удивился их сообразительности. А уж потом, позже, понял, что они на Земле самые умные и изобретательные и еще очень многое смогут придумать.

А зима все не отпускала. Прошел год, десять, двадцать, сто, тысяча лет... Все теплолюбивые птицы и звери либо вымерли, либо перебрались далеко на юг, Но вот однажды, через... 150 тысяч лет, я проснулся утром от звона капели. Да, это таял ближайший ледник! Вот сколько времени мне пришлось пережидать самую длинную зиму в наших краях! Так что несколько ваших холодных месяцев после Великого Оледенения — просто мелочь...

Что же оставили ледники на земле? Увы, только горы камней, которые они толкали впереди себя словно бульдозеры. А еще огромные глыбы, которые они “привезли” на своих спинах с гор. Поэтому вы не удивляйтесь, когда увидите вдруг где-то на ровном месте здоровенный валун, -- это след Великого Оледенения. Потрогайте его ладошкой снизу. Убедились: до сих пор холодный...

 

Самоцвет-семицвет

Вам приходилось когда-нибудь пить чай из самовара?

— Конечно,— ответят многие,—— хотя бы не из настоящего, а электрического.

— А из хрустального? — спрошу я.

— Хрустальных самоваров не бывает,—— возразят самые догадливые. — От кипящей воды любая хрустальная посуда тут же лопнет, а тем более от огня!

Правильно. Но только вы говорите о том самом хрустале, из которого сделаны стаканы и вазочки в вашем доме, а я -- о совсем другом, о горном хрустале — кварце. Большие и прозрачные кристаллы его выросли на стенках занорышей-пустот в породах, когда-то раскаленных в тысячи градусов, так что кипящая вода для этого минерала -- просто пустяк. И прозрачный самовар вовсе не я выдумал, он действительно был выточен из большого кристалла для царя Петра Великого. А перед тем, как этот подарок отправили во дворец, я пробрался ночью в мастерскую, засыпал в самовар сухих сосновых шишек, вскипятил его и вдоволь напился чайку. Вкуснее чая я потом нигде не пивал! На всю жизнь запомнил.

Но, наверное, не забуду я до конца дней и другую вещичку из горного хрусталя. Я ее гораздо раньше встретил, в древнем государстве индейцев майя. Зашел я как-то ночью в их старинный храм. Хотел полюбоваться статуями божеств при лунном свете, они при нем выглядят как живые. И вдруг вижу: в самом центре храма раскачивается прямо в воздухе человеческий череп. И не просто себе висит, а горит-переливается огнем, и из пустых глазниц лучи света бьют. Другой, думаю, на моем месте затрясся бы от страха и бросился прочь, но я-то ведь смелый. Собрал я в кулак всю свою волю и подошел к черепу. Оказалось, что он искусно выточен из горного хрусталя, а внизу установлена незаметно свеча, чей свет и отражался в черепе. Придумали эту “пугалку” жрецы, чтобы держать в страхе и повиновении простых индейцев.  

Вот так, выходит, по-разному можно использовать один и тот же кристалл.

Многие уже минералы я называл необыкновенными и опять придется повторить это слово для кварца, или как еще его иначе называют,— кремнезема. Не зря я давным-давно окрестил его самоцветом-семицветом. Вы, конечно, знаете, что семь цветов бывает у радуги, но кварц от нее никак не отстанет, под любую из небесных полос подстроиться может. Перечислить все виды кварцевых самоцветов трудно, да вы их и не запомните, но все же некоторые я вам покажу. Они все у меня собраны на одном ожерелье. Вот этот аметист — сиренево-фиолетовый, этот цитрин — желтый, марион — черный, соколиный глаз — синий, халцедон — голубовато-серый, сердолик — желтовато-коричневый, празиолит — зеленый, сардер — красный... И все это один и тот же минерал! А если я подведу вас к одной из стенок моей пещеры и, показав на разноцветную картину утреннего моря, скажу, что это тоже кремнезем?! Да, нарисована она самой волшебницей-природой с помощью удивительного камня — пейзажной яшмы. Или, может, предложить вам пообедать на моей посуде из агатовых “сервизов” с изумительными полосками. Я сделал их сам, распилив на половинки несколько десятков пустых изнутри шаров благородного минерала. Думаю, после всего этого вы будете просто покорены кварцем... Но чудесные превращения его не закончатся в моем доме. Я выведу вас на берег моря и предложу позагорать на чистом светлом песочке. И, уверен, вам в голову не придет, что вы привычно греете бока на том же самом минерале, красотой которого только что восхищались. Вот таков многоликий кварц!

Именно кварц “научил” людей делать и вставлять в окна стекло. Однажды человек увидел, как в песок ударила молния, а когда подошел к этому месту, то нашел несколько стеклянных булыжников. И тогда сам расплавил песок на сильном огне и отлил первую стеклянную пластинку, а потом стал делать и украшения, посуду.

Драгоценные разновидности кремнезема, такие как аметист, хрусталь издавна украшали царские троны и короны, из яшмы искусные резчики делали замечательные вазы и шкатулки, агаты, ониксы, сердолики носили в ожерельях, играющие огнем опалы вставляли в перст ни и броши.

Кварцу, я думаю, принадлежит титул чемпиона мира по величине. В Париже долго хранился кристалл хрусталя весом целых 800 килограммов, но не так давно он уступил корону младшему брату с северного Урала, который потянул на полторы тонны -- как легковой автомобиль. Из такого не только самовар, а целый дом для меня можно сделать!

А в последние десятилетия люди обнаружили, что если сжать или растянуть кусочек горного хрусталя, то он зарядится электричеством. Поэтому кварц теперь работает в самых сложных электронных схемах, помогает считать и рисовать компьютерам, летает в космос. Честно говоря, я даже немного ему завидую: меня-то на Венеру или Марс пока никто брать не собирается! Хотя, думаю, когда эти планеты начнут изучать специальные отряды ученых-космонавтов, геологи среди них обязательно потребуются. Жаль, произойдет это еще нескоро...

Как вы уже, наверное, догадались, живет кремнезем в своих месторождениях во многих местах планеты и, конечно же, в Якутия. Есть в моих кладовых и алданский аметист, и индигирский хрусталь, и агаты и сердолики с Вилюя и Колымы. А если поискать получше, то и на всех остальных кварцевых братцев наткнуться можно. Они уже давно этого ждут.

 

Золотые слезы Гелиад

Давайте на этот раз начнем наше путешествие в северные подземелья с прекрасной южной страны Эллады. Помните, я уже как-то о ней упоминал. Так вот, после Эллады и ее жителей эллинов в памяти людей осталось множество замечательных историй, которые стали называть мифами. Один из таких мифов имеет самое прямое отношение к минералу, что звался у эллинов красивым именем “электрон”.

На высокой заоблачной горе Олимп жили эллинские боги. Самым главным из них был Зевс, а все остальные занимались разными делами на земле и в небе. Бог Солнца — Гелиос каждое утро въезжал на золотой горящей колеснице на небо, освещая и согревая Землю, а вечером скатывался с небосклона за горизонт. Сильны и непослушны были крылатые огненные кони, крута и опасна дорога. Слева и справа грозили звездные враги — Скорпион, Кентавр, Рак. Только один Гелиос мог удержаться на колеснице и провести ее так, чтобы не спалить огнем небо и не сжечь землю. Даже сам Зевс не брался за эту работу.

И вот однажды сын Гелиоса Фаэтон попросил отца разрешить ему прокатиться на золотой колеснице. Долго не соглашался Гелиос, и все же уступил просьбе. Но едва вынесли огненные кони Фаэтона на небо,—— испугался он страшной высоты и грозного Скорпиона, выронил вожжи. Почуяв свободу, начали кони метаться во все стороны, то нести горящую колесницу к самой земле, то мчать ее ввысь. Запылали внизу леса и города, начали закипать моря и реки. И тогда Зевс, чтобы спасти мир, метнул в колесницу молнию и разбил ее на куски. Разлетелись обломки по всему небу, разбежались в разные стороны огненные кони, а сам Фаэтон упал в реку Эридан и погиб. Горько оплакивали его сестры Гелиады. Так горько, что боги решили превратить их в тополя, склонившиеся над рекой. Стояли они над студеными волнами, текли с их ветвей слезы и, падая в волу, превращались в золотистые камешки. Так и появились на земле электроны. Со временем люди стали называть их янтарем.

Красивый миф, не правда ли? Хотя и грустный. Люди верили в него множество столетий, я сам слышал, как рассказывали его эллины своим дочкам и внучкам, даря им янтарные бусы. Только в жизни было совсем-совсем по-другому. Хотя, должен сознаться, тоже очень грустно для многих, в том числе и для меня.

Произошел этот неприятный случай на самом севере Якутия. В том месте, где сейчас находятся Новосибирские острова. Пятьдесят миллионов лет назад тут был берег. И не просто берег, а заросший гигантскими деревьями секвойями. Толщиной они были до десяти метров, а высотой — с футбольное поле. Вот и захотелось мне однажды забраться на самую макушку такого деревища, чтобы увидеть все вокруг далеко-далеко. Стал я с ветки на ветку, с сучка на сучок подниматься наверх. Попутно, конечно, любовался окрестностями. И так увлекся, что незаметно наступил ногой на огромную каплю смолы. Попытался ногу переставить, а смола не пускает. Дернул сильнее -- держит. Попытался второй ногой помочь — и она увязла. Только тут я понял, в какую ловушку попал. Даже мурашки по спине побежали. А смола медленно так сочится из трещины и все сильнее меня заливает. Вот уже до колен дошла золотистая трясина, вот уже к поясу подступает...

Так бы и остался я навечно пленником секвойи, но на мое счастье именно это дерево выбрал один из первых на земле дятлов. Увидев его, я стал потихоньку скрести свободной рукой ствол — изображать жука-короеда. Дятел, конечно, услышал, подлетел и просто остолбенел от неожиданности: он же никогда Кембрика не видел. Да еще и по пояс в смоле! Ну а я изловчился и схватил его за правую лапу. Рванулся испуганно дятел, замахал крыльями и оторвал меня от дерева вместе с куском смолы. Долго носил по воздуху, а потом опустил на поляну. Упал я на бок: ноги-то склеены. Полежал- полежал, высек искру камнем, развел костер и затолкал в него ноги. Вместе со всей смолой. Пришлось потерпеть, но смола в конце- концов растаяла, выпустила из плена. И пока я приводил в порядок свои брюки и обувь, какой-то глупый кузнечик скакнул прямо в эту лужицу. И тут же ушел с головой! Я попытался выковырнуть его веточкой, но смола уже застыла. Такой же нелепый конец мог быть и у меня. Погоревав над кузнечиком, я пошел на юг, решив больше никогда не появляться в этих негостеприимных местах.

И действительно не был там много миллионов лет. На Север пришли настоящие холода, гигантские секвойи погибли и истлели или стали бурым углем. И вот однажды я все же решил заглянуть на Новосибирские острова. Побродил по цветущей тундре среди карликовых березок, подошел к обрыву речки и вдруг увидел среди слоев угля и песка ту самую «лужицу» с кузнечиком. Только за годы она стала темно-золотистой и твердой, как камень. То есть превратилась в тот самый электрон-янтарь.

Вот вам и золотые слезы Гелиад! Правда, слезы в янтаре действительно бывали. Только в одном из самых больших кусков размером с мячик ученые насчитали 250 замурованных мошек. А вообще попадались и стрекозы, и бабочки, и скорпионы, и гусеницы. И даже ящерицы, мыши и перья неосторожных птиц. Ну а чаще всего, конечно, янтарь чист и прозрачен. Именно такой особенно ценится.

В Якутии янтаря нашли пока совсем немного, в основном в устьях рек, но совсем рядом, на Таймыре, его гораздо больше. А еще больше на берегах Балтийского моря, где когда-то росло множество гигантских сосен-пинитусов, буквально истекавших смолой. В поселке, который так и называется, — Янтарный, добывается за год целых десять вагонов солнечного камня! Из него делают не только украшения, но и инструменты для врачей, краски для художников.

Да, янтарь можно легко отличить от похожих камешков или пласт— массы. Надо чуть-чуть потереть его о рукав вашей рубашки или платья и поднести к мелким кусочкам бумаги. Если он настоящий, бумажки тут же притянутся. Об этом свойстве электрона знали еще древние эллины.

 

 Сиреневая сказка

 А теперь пройдем подземной дорожкой к городу Олекминску, что стоит на реке Лене, и я покажу вам минерал, который был открыт в тех местах совсем недавно. Называется он чароитом и сегодня знаменит уже на весь мир своей красотой.

Но это сегодня...  А каких-то двадцать лет назад о нем знал только я один. Несколько раз в год заходил я в подземелье горы Мурун возле речки Чары, чтобы полюбоваться прекрасным сиреневым камнем. Особенно приятно было это делать в суровые зимние месяцы. Где-то наверху морозы трещат, метели метут, а вокруг меня переливаются нежные сиреневые волны, как будто и вправду цветет весенняя сирень. Кра-со-та!

Только однажды я понял, что нехорошо быть эгоистом и любоваться этим чудом в одиночку. А тут как раз геолог в тех краях появился, Юрий Гаврилович Рогов. Настойчивый такой дотошный. Вот я и выкатил на тропинку перед ним чароитовый валун — грязный, некрасивый сверху. Другой бы прошел мимо, а Юрий Гаврилович стал колотить валун. Сломал свой молоток, но не отступился. Назавтра с новым молотком пришел и все-таки сумел отбить кусочек неизвестного камня. Вот тут-то, изнутри, и открылась ему вся красота минерала. Показал он обломок Вере Парфентьевне, жене своей, ученому-минералогу, и сумела она доказать всем геологическим профессорам, что такого камня никто из людей раньше не видел. Она потом и название ему дала — “чароит”, потому что очень полюбилась ей якутская речка Чара.

А мне совсем не жалко. Пусть люди чароитом любуются. Я даже немножко гордиться стал, когда приняли решение вручить приз из этого камня самому лучшему филь который определяется на Московском международном кинофестивале. Вот так олекминский чароит уехал в далекую солнечную Италию со знаменитым режиссером Феллини. Пусть погреется в теплых краях, о нашем Севере расскажет...И не только такие призы из чароита стали делать, в якутском поселке Большая Хатыми мастера-камнерезы научились изготавливать из сиреневого камня шкатулки, кулоны, броши и разные сувениры. Думаю, когда-нибудь вам их непременно подарят.

А уж коли встретились мы с вами с чароитом, то, наверное, надо упомянуть и о других камнях, из которых тоже делают подобные вещи. Все эти камни так и называются -- поделочные.

Не очень далеко от олекминской кладовой, на берегу озера Байкал синий камень лазурит. Открыли его здесь всего 170 лет назад, а до этого считалось, что лазурит есть только в Северном Афганистане. В этой стране он добывался с глубокой древности и развозился по всему миру, тогда еще под названием ляпис-лазурь. Ценился очень высоко, иногда дороже золота. Особенно тот сорт, который люди называли «звездное небо» — темно-синий, с золотистыми блестками пирита — “звездочками”. Мне он тоже всегда нравился. Я еще задолго до людей, миллионов десять лет назад, обклеил пластинами такого камня потолок своей пещеры-спаленки. А в постель на спину, посмотришь вверх, а над тобой будто небо звездное, глубокое-глубокое, бездонное и чистое. А если вы захотите сразу много-много лазурита, то я бы посоветовал зайти в городе Ленинграде в Исаакиевский собор: у него колонны облицованы лучшим афганским камнем.

Недалеко от лазури поселилась и бирюза — в Красноярском крае. Этот камень нежного голубовато-зеленого цвета тоже понравился людям очень давно. Они начали добывать его в Египте, на Синайском полуострове, еще при фараоне Семерхете Седьмом, который правил тысяч шесть с лишним тысяч лет назад. Бирюза всегда была одним из любимых камней цариц и королев, считалось, что она помогает им сохранять красоту и власть.

В Якутии встречаются и лазурит, и бирюза, и нефрит, и яшма, и другие поделочные минералы и породы, но пока в небольших количествах. Заветные клады еще ждут своих искателей, мечтающих от крыть волшебную красоту каменных радуг.

 

Загадка “водяного быка”

Сегодня, возвращаясь с Аляски, я случайно оказался около города Среднеколымска и, конечно, тут же стал вспоминать, что же интересного припрятано возле него под землей? Подумал-подумал, и решил, что это… звери. “Как звери?!” —— удивитесь вы. Да, я не ошибся. Ископаемые звери, а точнее — животные. Мы же с вами уже встречались с динозаврами. Вот и другие, точно так же погибнув и попав в землю в незапамятные времена, за миллионы лет превратились в камни, или, как называют их геологи, -- окаменелости. Специальная наука с трудным названием “па—ле—он—то—ло—гия” изучает эти сохранившиеся остатки, а точные приборы определяют их возраст. Потому, найдя, например, только одну кость динозавра, ученые могут сказать, сколько лет назад он жил и как выглядел. Ну, а мне приборов не надо, я их всех своими глазами видел, и память у меня прекрасная.

Почему же я все это сегодня вспомнил? Да потому, что именно возле Среднеколымска, на притоке Колымы — Березовке, в 1901 году ваши прадедушки впервые увидели мамонта. Не живого, конечно, а вытаившего из мерзлой земли. До этого иногда встречали его клетки—бивни и другие отдельные. кости, но никогда не видели зверя целиком. Жившие в теплых странах люди считали, что это части скелетов боевых слонов из армии известного полководца Ганнибала, что они после его поражения разбежались по всему свету и погибли. На Севере же неграмотные люди называли мамонта “водяным быком” и считали, что он живет в Ледовитом океане, в самых глубоких местах, и только иногда выходит на берег. Я, конечно, посмеивался, слушая такие рассказы. Думаю, они рассмешили бы и мамонтенка Диму, портреты которого лет пятнадцать назад печатали все газеты мира, после того, как Диму нашли в одной из шахт недалеко от Магадана.

Можете посмотреть их сами —— разве этот мамонтенок похож на подводного жителя?! Ни жабр у него нет, ни плавников, ни рыбьего хвоста!

Удивительно: как это могли люди такое придумать? Ведь еще десять тысяч лет назад они видели мамонтов чуть ли не каждый день. Правда, люди те были первобытными, писать и читать не умели, пользовались только каменными топорами и ножами, носили шкуры. А на мамонтов, которые паслись на соседних лугах, люди охотились, чтобы есть их мясо.

Надо сказать, что мяса в них было преогромное количество. Высотой мамонт вдвое превышал нынешнего слона, а весом был с хороший грузовик. Если можно было бы сварить суп целиком из одного мамонта, то его с трудом бы съели все жители сегодняшнего Среднеколымска, да еще, пожалуй, и на жаркое бы хватило. Шкура у мамонта была толщиной в два твоих пальца, а волосины густой и теплой шерсти — почти с тебя длиной. Изо рта торчали огромные изогнутые зубы — бивни, гораздо длиннее, чем у современных слонов. Ты бы, наверное, со всеми своими друзьями не смог такой поднять. Но несмотря на такой грозный вид, бивни были нужны мамонту только для мирного занятия — он разгребал ими снег и выворачивал корни деревьев, чтобы добыть пищу и траву. Жили мамонты стадами, которые возглавляли опытные столетние вожаки.

Конечно, победить таких гигантов было непросто, и поэтому люди применяли хитрость: рыли глубокие ямы и закрывали их ветками. В эти ямы мамонты и проваливались. Первобытные люди, конечно, радовались удаче, а я — нет. Мне всегда было жаль мамонтов, ведь их оставалось все меньше и меньше. За несколько тысячелетий меняю щийся климат и беспощадные охотники постепенно уничтожили всех мамонтов. А потом люди постепенно и забыли о них, стали сочинять разные небылицы.

Я вам рассказываю об этом еще и потому, что и в ваше время некоторые люди бездумно губят растения, зверей и птиц. А ведь они тоже могут исчезнуть с земли насовсем! Первобытных охотников еще можно простить, они же неграмотными были, а теперь каждый из вас — Человек Разумный. И должен подтверждать свое звание.

Да, вы спрашиваете, а как же все-таки сохранился целиком березовский мамонт и мамонтенок Дима?.. Сейчас объясню. Я уже упоминал о коварном климате тех времен, ставшем одним из губителей мамонтов. Так вот, “одетые” в теплые шубы, эти гиганты жили недалеко от побережий северных морей — там, где было попрохладней и под ногами всегда чувствовалась твердая промороженная земля. Как сейчас у нас в Якутии. Жили они жили, и вдруг внезапно началось потепление. Лежащие на мерзлоте луга и болота стали прогреваться, и в них появились глубокие ямы. В эти-то ямы и проваливались мамонты. На дне ям обычно сохранялся лед, и погибшие животные сказывались как бы в холодильнике. Через какое-то время тепло снова отступало, и мерзлота окончательно замуровывала пленников в своих ледяных недрах. Там они хранились и хранятся до ваших времен и время от времени случайно вымываются реками или обрушиваются вместе с береговыми обрывами. А иногда их находят, как Диму, добытчики угля или золота. Вот и вся загадка “водяного быка”.

А все-таки жаль, что не сохранилось сегодня мамонтов. Как было бы здорово постоять рядом с таким гигантом, покормить его хлебом или даже вообще покататься на его пушистой, мягкой и теплой спине! Все это я в свое время попробовал, но так хочется иногда повторить... Поэтому скажу вам еще раз: не давайте исчезать на Земле ничему и никому, не будьте жадными и хищными, берегите природу и свою планету!

 

Твой талисман

Рассказывая вам о самоцветах, я уже упоминал, что люди с глубокой древности считали, что камни могут дарить смелость, мудрость и отвагу, защищать от врагов и бурь на море, от колдунов и ран, лечить от сердечных волнений и приносить богатство и счастье. Ваши далекие предки, конечно, многое напридумывали, и вы теперь сами знаете, что, например, изумрудом змею не ослепить. Думаю, вы согласитесь со мной и в том, что трусишке и обманщику не помогут никакие самоцветы, если он сам не решит исправиться.

И все-таки во всем этом во что-то есть. Я давно знаю, что любой камень -- тоже живое существо со своим характером и своими привычками. Раз так —— он может как-то вмешиваться в вашу и мою жизнь. А лечебную силу некоторых минералов подтвердили и самые современные врачи.

Мудрецы и жрецы далекой древности придумали науку астрологию, которая предсказывает жизнь человека по звездам, под которыми он родился. Когда-то все очень верили астрологам, потом стали считать их пророчества выдумкой и смеяться над ними, а сейчас снова начинают относиться уважительно. Вот астрологи-то и определили по дню рождения каждого человека его созвездие на небе и камень на земле. Этот камень должен быть талисманом и хранить своего хозяина. Конечно, ваше дело – верить этому или нет, но я на всякий случай перескажу вам то, что прочитал на последней странице старинной книги в библиотеке одного древнего храма.

Дата рождения            Созвездие   Камень

21 марта — 20 апр. Овен  Красная яшма, красный халцедон

21 апреля — 20 маяТелец            Сердолик, розовый кварц

21 мая — 20 июня    Близнецы     Цитрин, тигровый глаз

21 июня — 21 июля              Рак     Зеленый кварц (хризопраз)

22 июля — 22 августа         Лев     Горный хрусталь, золотистый кварц

23 августа — 22 сентября   Дева   Желтый агат, цитрин

23 сентября — 22 октября  Весы  Оранжевый итрин, дымчатый кварц

23 октября — 21ноября       Скорпион     Красный халцедон (карнеол)

22 ноября — 21 декабря      Стрелец        Голубой кварц, халцедон

22 декабря -- 20 января       Козерог         Кошачий глаз, оникс

21 января -- 18 февраля       Водолей         Бирюза, соколиный глаз

19 февраля — 20 марта       Рыбы            Аметист

По этой таблице вы можете отыскать свой день рождения и легко определить созвездие и камень. “А какой же камень у тебя, Кембрик?” — спросите вы. Трудный вопрос. Когда я появился на свет, как вы теперь знаете, людей еще не было. И их календарей, естественно, тоже еще не появилось. Но я запомнил, что дело было ранней кембрийской весной, и поэтому сумел определять через многие миллионы лет, что появился на свет 31 марта. Значит мое созвездие —— Овен, а самоцвет —— красная яшма или красный халцедон. Я и ношу на груди кусочек яшмы, а дома у меня (я уже об этом говорил) из нее целая картина. Наверное, мой талисман мне помогает, потому что из всех происшествий и историй, что со мной случались, я вышел невредимым. Да и остальные камни тоже меня хранят, ведь я же все время с ними рядом.

Можно было бы нам на этом попрощаться, но я хочу показать вам еще одну страницу из другой древней книги, где камни-талисманы распределены по месяцам года и по цвету. Вот она.

Январь (красный цвет) -- альмандин, пироп, розовый кварц, родонит.

Февраль (фиолетовый цвет)  — аметист, чароит, скаполит.

Март (голубой) — аквамарин, амазонит.

Апрель (бесцветный) — алмаз, горный хрусталь.

Май (зеленый) — изумруд, хризопраз, демантоид, малахит.

Июнь (голубовато-белый) —— жемчуг, агат, лунный камень.

Июль (малиновый) — рубин, шпинель, карнеол.

Август (желто-зеленый) -- хризолит, гроссуляр, нефрит.

Сентябрь (синий) -- сапфир, лазурит.

Октябрь (пестрый) — опал, яшма, турмалин.

Ноябрь (желтый) — янтарь, цитрин, сердолик, топаз.

Декабрь (лазоревый) —— бирюза, топаз.

За двадцать наших подземных путешествий этой книжки я сумел рассказать вам, конечно, только о самых главных минералах и их судьбах. А вообще-то в природе существует около двух с половиной тысяч минералов, и, думаю, больше половины из этого числа таится в недрах Якутии. Так что можно говорить и показывать еще очень-очень долго, но наше время подошло к концу. Только я не хочу прощаться с вами навсегда, я надеюсь, что мы еще встретимся на подземных дорожках. Всего вам доброго, счастливых находок и огромных открытий!

Ваш Кембрик.